Hərbi portal

Ya Qarabağ, Ya ölüm
Текущее время: 25 сен 2018, 06:57

Часовой пояс: UTC+05:00




Начать новую тему  Ответить на тему  [ 170 сообщений ]  На страницу Пред. 113 14 15 16 17
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 08 ноя 2015, 22:01 
Не в сети
партизан
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 мар 2012, 03:41
Сообщения: 1083
Хорошая книга

Жак Мабир. Война в белом аду Немецкие парашютисты на Восточном фронте 1941 - 1945
Изображение
http://hotlib.net/authors/%D0%96%D0%B0% ... 0%B8%D1%80

[offtopic]Книга французского историка Жана Мабира рассказывает об одном из элитных формирований германского Вермахта — парашютно-десантных войсках и их действиях на Восточном фронте в ходе зимних кампаний с 1941 по 1945 г

Основываясь на документах и свидетельствах непосредственных участников событий, автор показывает войну такой, какой ее видели солдаты с «той стороны» фронта Подробно освещая ход боевых операций, он передает при этом всю тяжесть нечеловеческих условии, в которых они велись, жестокость противостояния и трагизм потерь

Книга рассчитана на широкий круг читателей, интересующихся историей Второй мировой войны[/offtopic]

отрывок:

[spoil]Переводчик продолжает прослушивать разговоры между советским командиром и частями, которым поручено взять Пустыню. Узнает полезные вещи:

Мои люди не осмеливаются дойти до сараев на краю деревни.

Пристрелите нескольких, остальные осмелеют!

Примерно через два часа после этого разговора, явно показывающего настрой офицеров Красной Армии, русским пехотинцам удается дойти до укреплений. Они атакуют холм с церковью, самую сильную точку в деревне. Эту позицию защищают только семеро немцев.

Советские солдаты подходят на расстояние, когда уже можно идти на приступ и бросают в противника много ручных гранат, связанных вместе.

Раздается ужасный взрыв, и начальник опорного пункта и один парашютист убиты. Оставшиеся пятеро, совершенно оглушенные взрывом, взяты в плен.

Один из русских солдат получает приказ отвести их в тыл, тогда как его товарищи осматривают укрытия, построенные на холме вокруг маленькой церкви.

И немецкий наблюдатель, который находится на своем посту на соседней позиции, замечает шестерых солдат, идущих по снегу. Оружие только у одного. А остальные — это взятые в плен» парашютисты. У наблюдателя винтовка с оптическим прицелом. Он ее берет, тщательно прицеливается, задерживает дыхание и стреляет. Пуля попадает точно, и русский солдат падает в снег.

Никто больше не охраняет парашютистов! Они тотчас находят себе укрытия в воронках от снарядов, оставивших широкие черные кратеры в снегу. Один из парашютистов ползет обратно. Он направляется к тому укрытию, куда вошли русские солдаты после своей победы. Прямо у входа, у сугроба, они оставили три винтовки. Парашютист забирает их, делает знак своим товарищам, и те в свою очередь спускаются по склону холма. Они берут винтовки противника и нападают на русских в укрытии. Те сразу же выведены из строя, и немцы опять занимают холм и церковь.[/spoil]


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 04 дек 2015, 00:40 
Не в сети
пулеметчик
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 29 июл 2013, 14:19
Сообщения: 71531

РАЗМЫШЛЕНИЯ ГЕРМАНСКОГО ОФИЦЕРА О КОНЦЕ ВОЙНЫ

Из воспоминаний Хайнца Кноке

1 января 1945 года наша авиагруппа предприняла свою последнюю широкомасштабную операцию. Английские и американские аэродромы во Франции и Бельгии успешно разбомблены. Для многих моих товарищей это стало последним вылетом. Около 500 немецких летчиков погибли. Майор Шпехт также не вернулся. Я вспоминаю прошлую встречу Нового года. Великую миссию, которую «маленький командир» ждал, он исполнил ровно через год.

Совершив свое последнее, величайшее усилие, немецкая военная авиация, по существу, прекратила существование. Осталось всего несколько авиагрупп.

Наступающий враг на востоке и западе перешел в это время границы рейха. Миллионы немцев на востоке бежали перед приближающимися ордами азиатов. Невозможно описать словами ужас и страдания, переносимые ими.

Мои родители тоже были вынуждены покинуть свой дом. Мать и сестра приехали ко мне в конце января. Об отце не было никаких сведений.

Круглосуточные бомбардировки наших городов англичанами и американцами продолжаются беспрерывно. Сотни тысяч людей погибли во время этих бомбардировок.

Тяжелые бои продолжаются на всех фронтах. Немецкие солдаты сражаются отчаянно, защищая каждый клочок родной земли. Согласно последним данным, потери с немецкой стороны оцениваются в 4 000 000 человек.

День за днем, даже в таком отдаленном уголке, как у нас, во Фризии, деревенский покой разрывает вой сирен, возвещающих об очередном налете. Снова и снова Лило должна уносить детей и некоторые вещи в убежище. Для меня вырыли траншею позади дома. Даже бетонное убежище не могло оказаться более удобным для меня — мне нравится видеть, что происходит, я привык к этому.

В марте попросил у командира авиагруппы разрешения помогать в работе наземного персонала. Несмотря на костыли, я успевал многое сделать за день: выбирая поля, как посадочные места для военных аэропланов, дежуря на постах контроля, создавая мобильную систему станций слежения.

Мы входим в систему обороны Вильгельмсхафена. Город превращен в крепость и будет обороняться до последнего бойца. Гарнизон будет поддержан с воздуха в случае блокады. Я вошел в состав командования гарнизона как офицер, отвечающий за воздушные операции. В гарнизоне состоит около 40 000 моряков-пехотинцев, обученных для ведения боев на суше. Все они неопытны, оружия хватило только на маленькую часть.

Прошла неделя, и я все более и более убеждаюсь в тщетности нашего сопротивления на западе. Сохранение всех наших сил необходимо для того, чтобы остановить продвижение русских в Европу. Я знаю, что в случае перемирия на западе миллионы истощенных, обессиленных, подавленных, уставших от боев немецких солдат воспрянут духом, объединятся и, собрав свои последние силы, отдадут их в борьбе против коммунизма, чтобы защитить свои дома и уберечь Европу от непоправимой катастрофы.

Я сам, не испытывая ни малейших колебаний, сяду в кабину истребителя, чтобы лететь и биться снова, пока последний захватчик не будет изгнан из моего отечества.

Это не только мое мнение — так думают все офицеры и солдаты, с которыми я разговаривал за последние недели. Мы все очень хотим, чтобы наступил день, когда западные союзники поймут, что не Германия представляет угрозу их жизни и свободе, а Советская Россия.

В день памяти наших героев, 11 марта 1945 года, я сделал следующую запись в моем дневнике.

«Эта война показала стандарт, которым должен измеряться дух Германии, мерило всего.

Мы осознали в мирное время различие между добром и злом. Сегодня смелость должна быть отграничена от трусости.

Война дает храбрым возвыситься. Бог наделил их смелостью и силой. Даже если они могут погибнуть, их героическая смерть никогда не должна быть забыта.

В этот час, самый тяжелый час для нашего дорогого отечества, немецкий народ вспоминает о них. Мне стоит только закрыть глаза, чтобы вспомнить моих погибших товарищей, которые воевали рядом со мной в жесточайших схватках.

За последние два года я стал очень одинок. Немногие из моих товарищей вернулись с этой войны, которую мы называли «Великое кладбище истребителей». Мы часто терпели поражение из-за численного превосходства врага, и часто — в честном бою. Но даже после поражения мы оставались победителями — победителями над собой, победителями наших глубинных инстинктов, которые угрожали лишить нас смелости и веры.

Снова и снова, ни минуты не колеблясь, мы поднимались в воздух. Каждый раз кто-то не возвращался, но никогда не было отговорок или недовольства. Те из нас, кто выжил, получили множество ранений. Я сам был ранен пять раз и остался калекой.

Если когда-нибудь встанет вопрос о том, чтобы прогнать русских обратно в их леса, болота и степи, прежде заключив мир с Западом, я с большой готовностью буду сражаться снова. У меня будут новые товарищи: вместе мы вернем дух прошлого и станем частью этой традиции. Встретившись, мы с улыбкой пожмем друг другу руки, а потом с грустью вспомним наших павших товарищей... Их жажда подвига навсегда останется с нами, летчиками-истребителями. Выполнив нашу задачу, освободив нашу родину, мы победным ревом наших самолетов сможем воздать достойную дань памяти наших героев и наших товарищей.

Их смерть не была напрасной».

Война проиграна.

Война проиграна... Война проиграна...

Эти слова бьют но нервам как кувалда.

Германская нация потерпела полное, сокрушительное поражение. Все значение этого находится вне моего понимания.

Гитлер мертв. Рейх повержен и находится во власти оккупантов. Когда-то могущественная немецкая армия перестала существовать.

Оставшиеся в живых находятся в лагерях для военнопленных или бродят по деревням, сбившись в неуправляемые шайки либо попрошайничая поодиночке. Немецкий солдат опозорен, даже память погибших замарана.

Наш мир разрушен.

Сейчас бесполезно задаваться такими академическими вопросами, как ответственность и вина.

Война проиграна. Достаточно остановиться на том, что победа досталась сильнейшему.

Мы потрясены сенсационными разоблачениями, стремительно последовавшими друг за другом. Наша дорога в будущее проходит теперь через нищету и нужду. Чудовищный деспотизм был развит среди нацистов в окружении Гитлера.

Негодуя от отвращения, боевые немецкие солдаты и офицеры отвернулись от тех, чьи страшные военные преступления и зверства сейчас открылись. Преступники, которые, как правило, работали в концлагерях и лабораториях в тылу, опозорили честь Германии. Преступления, совершенные под знаком свастики, заслуживают сурового наказания. Союзники могли бы оставить этих преступников боевым немецким солдатам для совершения правосудия.

Война проиграна. Перемирие заключено. Значит ли это, что наступил мир?


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 09 дек 2015, 04:57 
Не в сети
партизан
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 мар 2012, 03:41
Сообщения: 1083
Oфицер-подводник, корветтен-капитан Петер-Эрих Кремер, награжденный за морские походы Рыцарским крестом Железного креста. В 1945 г. возглавил противотанковый батальон из моряков, с которым уничтожил 24 британских танка панцерфаустами.



тут одет в тунику Люфтваффе с фуражкой Кригсмарине


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 15 янв 2016, 03:02 
Не в сети
пулеметчик
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 29 июл 2013, 14:19
Сообщения: 71531
А вы знаете, что последнее подразделение вооруженных сил Германии сдалось в плен лишь 3 сентября 1945 года?

Так вот, это была группа военных метеорологов под руководством Вильгельма Дэге. Дело в том, что во времена Второй Мировой войны метеорологическим условиям придавали большое значение. В зависимости от погоды и Союзники, и Германия составляли свои планы и, соответственно, каждой стороне было необходимо получать точные предсказания метеорологов.

Именно с целью составления точных метеопрогнозов группа Вильгельма Дэге, состоявшая из 11 человек и была высажена на острове Нордостланд неподалеку от Шпицбергена. Высадившись на острове, группа создала конспиративную метеостанцию и регулярно передавала на материк метеосводки.

В конце мая 1945-го года брошенным на произвол судьбы островитянам удалось установить связь с британскими частями, дислоцировавшимися в норвежском портовом городке Тромсо и запросить помощь. Англичане пообещали направить на остров специальное судно, однако долго не могли установить точное место дислокации группы Дэге. Всё лето 1945-го года в эфире царило гробовое молчание и немецкие метеорологи уже было начали настраиваться на вторую (вынужденную) зимовку. Но к счастью всё закончилось благополучно. В конце августа пришло спасительное сообщение: "3.09. Вас заберёт судно "Блаазель".

Счастью немецких мереорологов не было предела, когда они, наконец, увидели приближающееся к острову норвежское рыболовное судно "Блаазель". Капитан судна норвежский учёный и мореплаватель Людвиг Альбертсен сошёл на берег и обнял В. Дэге, своего старого друга и коллегу, с которым он ещё до войны принимал участие в нескольких арктических экспедициях. Немцы тут же организовали своим спасителям застолье со шнапсом. Расслабившись и изрядно захмелев, норвежцы чуть не забыли, что должны были ещё принять капитуляцию от группы В. Дэге. Вопрос с капитуляцией был решён, когда Дэге написал на бумаге: "Сдаёмся безоговорочно". Немцами было сдано табельное оружие: 1 пулемёт, 9 винтовок и 1 пистолет; а все материалы экспедиции, дневники и кинопленки профессор Дэге закопал на острове, где спустя тридцать лет их и нашёл его сын, тоже ученый. Таким образом, эти работники метеослужбы являются последним капитулировавшим подразделением Вермахта.


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Ги Сайер "Последний солдат Рейха"
СообщениеДобавлено: 13 апр 2016, 19:55 
Не в сети
Новобранец

Зарегистрирован: 07 апр 2016, 14:24
Сообщения: 2
А еще есть в сети десятки фото штабелей трупов русских солдат и гражданского населения в немецких концетрационных лагерях....тоже не буду это комментировать...


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 13 апр 2016, 20:02 
Не в сети
пулеметчик
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 29 июл 2013, 14:19
Сообщения: 71531
Hafis_Assad писал(а):
А еще есть в сети десятки фото штабелей трупов русских солдат и гражданского населения в немецких концетрационных лагерях....тоже не буду это комментировать...

уважаемый,ты хоть на название темы смотрел :roll: :?:
а к вашему посту-могу сказать одно--припомните ка мне и нам,с кем проводился парад в Бресте ;)
[thumbnail]http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/6/6e/Bundesarchiv_Bild_101I-121-0011A-23%2C_Polen%2C_Siegesparade%2C_Guderian%2C_Kriwoschein.jpg[/thumbnail]
[thumbnail]http://img-fotki.yandex.ru/get/9154/225044291.7/0_bd4d9_986e699_XXL.jpg[/thumbnail]


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 09 май 2016, 03:01 
Не в сети
пулеметчик
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 29 июл 2013, 14:19
Сообщения: 71531
Наш фюрер ждет меня в Вальхалле.
Сжимая мой Железный крест,
Фольксштурм построен для парада,
И на Восток укажет перст,
И "Тигров" поступь - рокот грома -
Огнем сметая блиндажи, России вспашет рубежи.
Восточный фронт - тяжелый, мрачный - нас встретил лужами окоп
Здесь пахнет смертью - крики, стоны - свинец поистине жесток!
Мы, вскинув руки, умираем
За чуждую молву идей,
Что нам в приемниках вещают
Меж вспышек, взрывов и смертей.


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 08 дек 2016, 00:28 
Не в сети
пулеметчик
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 29 июл 2013, 14:19
Сообщения: 71531
Выписки из дневника немецкого ефрейтора из 10-й роты 578-го полка 305 пехотной дивизии , который советские солдаты нашли во время боев в Сталинграде в декабре 1942 или январе 1943 года — вероятно, при убитом владельце. Дневник был передан для изучения в отдел пропаганды 62-й армии, где и выполнили его частичный перевод на русский язык.

"22 ноября — Ночью отход от Калача.

23 ноября — Русские летчики, непрерывные налеты.

24 ноября — Встали в 3.45 и начали тяжелый марш по песку к Дону. Непрерывная стрельба. На крутом берегу Дона — русские. Их отчетливо видно. Все время слышны разрывы снарядов. Вечером ушли с позиций. Ночь провели на замерзшей оледенелой земле.

25 ноября — Мы потеряли часть. Бомбы, летчики, артиллерия.

27 ноября — Поспешное отступление по песку назад. Мы окружены, очень холодно. Я окоченел. Нас обстреливают.

28 ноября — В темноте все погрузились, приготовились к выезду. Я и 8 моих людей тоже. Куда — никто не знает.

29 ноября — Стоим на шоссе — не знаем, что делать дальше. Я ужасно голоден. В последние дни с едой плохо. Что будет дальше? Хотя другие части поблизости готовили еду, я не мог получить ни ложки супа. Поехали дальше. Остановились в овраге. Стали искать нашу роту. В деревушке поблизости столпотворение: румыны, русские, немцы. После долгих поисков нашли свою роту.

30 ноября — Рано утром пришли в свой взвод. Окопался в холодной земле. И день и ночь ожесточенные бои. К вечеру прорвались русские танки, мы вынуждены обороняться. Воздушный налет и обстрел гранатами. Я уже 36 часов не ел. Теперь получил 1/8 хлеба, 1 /16 банку консервов, несколько ложек горохового супа и глоток кофе.

1 декабря — Ночь провел в окопе: та же порция еды. Непрерывные разрывы гранат. Замерз ужасно. Были на передовой, затем вернулись. В ближайшем местечке ночевали в хлеву. Лежал в грязи и навозе. Все мокрое, ужасно замерз.

2 декабря — Утром обстрел. Убитые и раненые. Едва сам остался жив. У меня украли все мое имущество: осталось только то, что на мне. 12 км прошли мы, смертельно усталые и изголодавшиеся. Опять целый день без еды. Я уже совсем ослабел.

3 декабря — Опять марш и опять без воды. Нельзя даже напиться. Мне ужасно плохо. Ем снег. Вечером квартиры не нашли. Идет снег, я весь мокрый, в сапогах вода. Удалось найти землянку. Живу с шестью другими товарищами. Варили немного конины в снеговой воде. Что принесет будущее? Мы окружены. 1 /12 хлеба!!!

4 декабря — Тяжелый марш 19 км. Все обледенело, пришли в Гумрак, переночевали в вагонах.

5 декабря — Становится все хуже. Большой снег, у меня отморожены пальцы на ногах. Сильный голод. Вечером после тяжелого марша вошли в Сталинград. Нас приветствовали разрывы снарядов. Нам удалось попасть в погреб. Здесь 30 человек. Мы невероятно грязны и не бриты. Едва можем двигаться. Еды очень мало. 3–4 папиросы. Ужасная дикая толпа. Я очень несчастлив! Все потеряно. Здесь непрерывно спорят, нервов ни у кого не осталось. Почта не приходит, ужасно.
Изображение
6 декабря — То же самое. Лежим в погребе, выходить почти нельзя, нас увидят русские. Теперь, по крайней мере, мы получили 1/4 хлеба в день, на 8 человек банку консервов, немного масла.

7 декабря — Все по-прежнему. Господи, помоги, чтобы здоровым я вернулся на родину. Моя бедная жена, мои милые родители. Как им трудно. Всемогущий, окончи все это. Дай нам снова мир. Только бы скорей вернуться домой, вернуться к человеческой жизни.

9 декабря — Сегодня на обед порции немного побольше, но хлеба 1 /12, 1 /12 консервов. Вчера моя белокурая жена была именинница. Мне тяжело. Жизнь стала совершенно не нужной. Здесь непрерывные ссоры и споры. Что может сделать голод!

10 декабря — Со вчерашнего дня я ничего не ел. Только пил черный кофе. Я совершенно отчаялся. Боже, долго ли это будет продолжаться? Раненые находятся вместе с нами. Мы не можем их отправить. Мы окружены. Сталинград — это ад. Мы варим мясо дохлых лошадей. Нет соли. У многих дизентерия. Как ужасна жизнь! Что плохого сделал я в моей жизни, что я теперь так наказан. Здесь, в этом погребе, теснятся 30 человек, в 2 часа становится темно. Ночь длинная, наступит ли день?

11 декабря — Сегодня мы получили 1 /7 хлеба, немного жиру и должны дать еще теплой еды. Но вечером я падал от слабости.

12 декабря — Все еще в Сталинграде. Снабжает нас новая часть. С едой все еще очень плохо. Вчера я принес немного конины. Сегодня, к сожалению, — ничего. Я все же надеюсь это выдержать. Должно же быть лучше. Ночь сегодня была очень бурная: артогонь, гранаты. Земля дрожала. Наш унтер-офицер ушел в бой. Скоро последуем и мы. Среди нас больные дизентерией. Я ужасно голоден. Если бы стало немного полегче. Только бы не заболеть и не быть раненым. Господи, защити меня. Непрерывно стреляют пушки. Свистят гранаты. Сегодня я написал письмо. Буду надеяться, что мои дорогие родственники получат скоро от меня известия. Сейчас я так отчетливо вижу свою жену перед собой.

13 декабря — Сегодня вечером дали рисовой муки и 1 /16 консервов. Я был счастлив этим. Кроме этого, ничего нового. Чувствую себя очень слабым, сильно кружится голова.

14 декабря — Обмороки продолжаются. Помощи нет никакой. Здесь много раненых, за которыми нет ухода. Все из-за окружения. Закурил последнюю папиросу. Все приходит к концу. То, что я пережил за последнюю неделю, слишком тяжело. Я все время ужасно голоден. Прошлый год в России можно считать хорошим временем по сравнению с тем, что происходит сейчас. Сегодня до полдня я съел 1 /7 хлеба и крошечный кусочек масла. Всю ночь и сейчас нас обстреливают. Какая суровая жизнь! Какая ужасная страна! Я возлагаю все мои надежды на бога, веру в людей я уже потерял.
Изображение
15 декабря — Нам нужно на передовую. Прошли, спотыкаясь и переползая через траншею, между разваленными домами Сталинграда. Мимо пронесли тяжелораненого. Мы пришли на КП. Затем спустились в фабричный подвал, затем большая часть из нас пошла в бой. Осталось лишь 13 человек. Я по чину старший среди этих людей. Кругом грязь и обломки. Выходить нельзя. Все двигается и трещит от ударов русской артиллерии.

16 декабря — Пока еще здесь. Сюда спускаются раненые. В погребе темно и днем, и ночью. Прямо на полу мы развели костер. В 16 часов пришел разносчик еды: суп, 1/8 хлеба, немножко масла, немножко мясных консервов. Я сейчас же все съел и лег. До следующей еды 24 часа.

15 декабря я воздушной почтой послал письмо, надеюсь, оно придет к рождеству. Бедная милая жена и родители.

18 декабря — День проходит, как все предыдущие. Вечером мы едим. Один раз за 24 часа получаем пищу, затем снова ничего. Пришлось тащить раненого. После долгих поисков нашли врача, также в подвале одного совсем разрушенного дома. Когда я вернулся к своему окопу, я увидел убитого. Это был Рилль, три дня назад я с ним беседовал. Сижу в окопе еще с одним солдатом. Это 20-летний парень из Австрии, у него дизентерия, и воняет от него невыносимо. Непрерывный обстрел. Мне больно ушам и очень холодно. В 50 метрах от меня Волга. Мы совсем рядом с противником. Я уже совершенно равнодушен ко всему. Я не вижу выхода из этого страшного ада. Раненых не увозят, они лежат по деревням в кольце окружения. Я могу надеяться только на божье чудо. Ничто другое здесь не может помочь. Наша артиллерия совершенно замолчала, вероятно, не хватает боеприпасов. Я голоден, замерз, мои ноги как лед. Мы оба не произносим ни слова — о чем говорить? Приближается светлый рождественский праздник. Какие прекрасные воспоминания связаны с ним, детство... Милые родители, я приветствую вас издалека. Благодарю за все, что вы для меня сделали. Простите, если я вам причинил неприятности. У меня не было злого умысла. Бедная мама, каково тебе будет. Милая сестра, мне тяжело думать, как мы с тобой играли, от всей души желаю тебе счастья в твоей дальнейшей жизни. Никого я так крепко не любил, как тебя, моя милая жена, моя белокурая Митци. Я бы все отдал за то, чтобы узнать, что мы с тобой счастливо встретимся. Если этого не суждено, я благодарю тебя за счастливые часы, которые ты подарила моей жизни. Я не знаю, попадут ли когда-нибудь эти строки в твои руки. Писать для меня — облегчение в этом одиночестве и душевной пустоте. Пусть бог укрепит и утешит тебя, если со мной что-нибудь случится. Но я не хочу об этом думать. Жизнь так прекрасна. Ах, если бы можно было мирно жить! Я еще не могу примириться с мыслью о смерти, а адская музыка боя, приносящая смерть, все не прекращается. Сейчас день, светит солнце, но кругом непрерывно разрываются гранаты. Я совершенно измучен. Разве можно такое пережить? Все движется, как при землетрясении."


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 21 мар 2018, 04:15 
Не в сети
пулеметчик
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 29 июл 2013, 14:19
Сообщения: 71531
smersh70 писал(а):
Выписки из дневника немецкого ефрейтора из 10-й роты 578-го полка 305 пехотной дивизии , который советские солдаты нашли во время боев в Сталинграде в декабре 1942 или январе 1943 года — вероятно, при убитом владельце. Дневник был передан для изучения в отдел пропаганды 62-й армии, где и выполнили его частичный перевод на русский язык.



ПЕРВЫЙ ДЕНЬ ПАУЛЮСА В СОВЕТСКОМ ПЛЕНУ.

Дневник-отчет оперуполномоченного контрразведывательного отдела особого отдела НКВД Донского фронта старшего лейтенанта госбезопасности Е.А. Тарабрина о нахождении и общении с генералами немецкой армии, которые были взяты в плен войсками 64-й армии в г. Сталинграде

1 февраля 1943 г.

Утро. Начали бриться. Шмидт долго смотрел в зеркало и категорически заявил: "Холодно, я оставлю бороду".
"Это ваше дело, Шмидт", - заметил Паулюс.
Находившийся в соседней комнате полковник Адам процедил сквозь зубы: "Очередная оригинальность".

После завтрака вспомнили вчерашний обед у командующего 64-й армией.
"Вы обратили внимание, какая была изумительная водка?" - сказал Паулюс.
"А картофель с мясной подливой?Обьедение." - ответил полковник Адам.

Долгое время молчали. Бойцы принесли ст. лейтенанту газету "Красная Армия" с выпуском "В последний час". Оживление. Интересуются, указаны ли их фамилии. Услышав приведенный список, долго изучали газету, на листке бумаги писали свои фамилии русскими буквами. Особенно заинтересовались цифрами трофеев. Обратили внимание на количество танков. "Цифра неверная, у нас было не больше 150", - заметил Паулюс. "Возможно, они считают и русские",- ответил Адам. "Все равно столько не было". Некоторое время молчали.

"А он, кажется, застрелился", - сказал Шмидт (речь шла о каком-то из генералов).
Адам, нахмурив брови и уставившись глазами в потолок: "Неизвестно, что лучше, не ошибка ли плен?"
Паулюс: Это мы еще посмотрим.
Шмидт: Всю историю этих четырех месяцев можно охарактеризовать одной фразой - выше головы не прыгнешь.
Адам: Дома сочтут, что мы пропали.
Паулюс: На войне - как на войне (по-французски).

Опять стали смотреть цифры. Обратили внимание на общее количество находившихся в окружении. Паулюс сказал: "Возможно, ведь мы ничего не знали". Шмидт пытается мне объяснить — рисует линию фронта, прорыв, окружение, говорит: "Много обозов, других частей, сами не знали, точно сколько."

В течение получаса молчат, курят сигары.
Шмидт: А в Германии возможен кризис военного руководства.

Никто не отвечает.
Шмидт: До середины марта они, вероятно, будут наступать.
Паулюс: Пожалуй, и дольше.
Шмидт: Остановятся ли на прежних границах?
Паулюс: Да, все это войдет в военную историю как блестящий пример оперативного искусства противника.

За обедом беспрерывно хвалили каждое подаваемое блюдо. Особенно усердствовал Адам, который ел больше всех. Паулюс оставил половину и отдал ординарцу.

После обеда ординарец пытается объяснить Нестерову, чтобы ему вернули перочинный нож, оставшийся у их штабного врача. Паулюс обращается ко мне, дополняя немецкие слова жестами: "Нож - память от фельдмаршала Рейхенау, у которого Хайн был ординарцем до того, как перейти ко мне. Он был с фельдмаршалом до его последних минут".Нож вернули.Разговор опять прервался. Пленные легли спать.

Ужин. Среди блюд, поданных на стол, - кофейное печенье.
Шмидт: Очень хорошее печенье, наверное французское?
Адам: Очень хорошее, но по-моему, голландское.
Одевают очки, внимательно рассматривают печенье.
Адам удивленно: Смотрите, русское.
Паулюс: Прекратите хотя бы рассматривать. Некрасиво.
Шмидт: Обратите внимание, каждый раз новые официантки.
Адам: Хорошенькие девушки.
Весь остаток вечера молча курили. Ординарец приготовил постель и легли спать. Шмидт ночью не кричал.

Оперуполномоченный КРО ОО НКВД Донфронта
старший лейтенант госбезопасности Тарабрин

Верно: подполковник П. Гапочко

Резолюция: "Для ознакомления т-щам Сталину и Молотову. Л.Берия" :shifty:
Изображение


Вернуться к началу
СообщениеДобавлено: 14 июн 2018, 01:34 
Не в сети
пулеметчик
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 29 июл 2013, 14:19
Сообщения: 71531
Немецкое кладбище на 3-м километре около Мги. Надпись на камне гласит "ВАШИМ ГЕРОЯМ 170-Я ПЕХОТНАЯ ДИВИЗИЯ" .
Нашли тот камень в земле :think:
Изображение
► Показать


Вернуться к началу
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему  Ответить на тему  [ 170 сообщений ]  На страницу Пред. 113 14 15 16 17

Часовой пояс: UTC+05:00


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Limited
Русская поддержка phpBB