Преодоление ПВО противника

Войска противовоздушной обороны
Автор
Сообщение
Одиссей
партизан
Сообщения: 4027
Зарегистрирован: 29 янв 2012, 02:14

Благодарил (а): 547 раз
Поблагодарили: 541 раз

Re: Преодоление ПВО противника

#21 Сообщение Одиссей » 21 июл 2013, 02:05

Боевые порядки тактической авиации часть 1 (часть 2)
(по опыту локальных войн)


Полковник В. Кириллов, кандидат военных наук

Наиболее подвижным элементом тактики авиации, по мнению иностранных военных специалистов, изучавших опыт локальных войн, являются боевые порядки, под которыми понимается размещение самолетов (групп самолетов) в воздухе для совместного выполнения боевой задачи.

Развитие боевых порядков, изменение их структуры тесно связаны с техническим прогрессом и постоянным усложнением условий ведения боевых действий. Быстрый рост поражающих возможностей авиационного оружия при повышении огневой мощи средств ПВО, противодействие которых приходится преодолевать в различных условиях обстановки, вынуждает вести постоянный поиск оптимальных вариантов размещения самолетов в воздухе и определения необходимого наряда сил для выполнения боевой задачи.

В этом процессе, подчеркивается в зарубежной печати, усматриваются следующие основные тенденции: уменьшение количественного состава ударных групп, увеличение наряда вспомогательных сил, появление групп нового тактического назначения, повышение требований к управлению, разработка нестандартных боевых порядков.
Уменьшение количественного состава ударных групп объясняется тремя причинами - стремлением действовать преимущественно на малых высотах; необходимостью повышения маневренности группы; оснащением ударных самолетов высокоточным оружием, обладающим большой поражающей способностью.

Стремление действовать на малых высотах четко обозначилось еще в войне во Вьетнаме. Тогда американская авиация встретила сильное противодействие со стороны нового средства ПВО - зенитных управляемых ракет. Попытки продолжать налеты на наиболее благоприятных для самолетовождения и бомбометания средних высотах обернулись ростом боевых потерь. Назрело вынужденное решение: снизиться на малые высоты и, используя естественную маскировку, уменьшить дальность обнаружения самолетов радиолокационными станциями противника. Меры по уменьшению уязвимости воплотились в так называемой "тактике уклонения", которую летный состав начал осваивать уже в ходе боевых действий.

Первые тренировочные полеты на малой высоте над горной местностью Таиланда показали неприспособленность самолетов и неподготовленность экипажей к их выполнению. Самолеты не были оснащены оборудованием, обеспечивающим автоматический полет на малых и предельно малых высотах с большой скоростью, их экипажи при пилотировании испытывали непомерное физическое напряжение. Радиовысотомеры давали искаженные показания при огибании рельефа местности, летчики были вынуждены определять расстояние до земли на глаз. Внимания на выдерживание места в строю не оставалось, а чрезмерное сближение с соседним самолетом грозило катастрофой. За 20 мин полета на малой высоте "выдыхались" даже самые опытные пилоты. Следовало сделать выбор: или сократить количество связей, контролируемых летчиком в полете, или оставить безопасность на угрожаемом уровне.

Предпочтение было отдано сохранению безопасности. Американские тактические истребители стали летать парами, растянутыми в длинную колонну. Ведущий контролировал высоту, а ведомый, державшийся с превышением,- интервал и дистанцию. Временные интервалы между парами достигали 2 мин, поэтому растянулось время нанесения удара. Внезапности при выходе на цель удавалось достичь только первым парам, остальные попадали под прицельный огонь зенитной артиллерии, успевавшей изготовиться к стрельбе уже к подходу следующей пары. Для снижения потерь необходимо было уменьшить число, боевых самолетов в ударной группе, причем поражающие возможности боевого порядка заметно снижались. Это могло быть компенсировано только повышением точности применения средств поражения.

Теоретические расчеты американских специалистов показали, что при бомбометании уменьшение кругового вероятного отклонения (КВО) на 25 проц. сокращает наряд самолетов наполовину. Сопоставляя такие данные, как стоимость оружия, расход боевого ресурса и уровень подготовки летного состава, они сделали вывод о том, что ориентиром на пути повышения эффективности ударов может служить круговое вероятное отклонение, равное 30 м. С помощью мер по повышению огневой выучки летного состава, усовершенствованию способов прицеливания и атак КВО удалось уменьшить лишь до 90 м. Дальнейшие попытки улучшить точность атак с применением бомб свободного падения и неуправляемых ракет не увенчались успехом. Тормозом становилось оружие, исчерпавшее свои возможности.

Американские эксперты, оценивавшие достигнутые результаты по критерию "стоимость/эффективность", пришли к заключению, что ущерб, наносившийся одной типовой цели, был намного меньше затрат на вылет (с учетом потерь самолетов от огня средств ПВО). Это послужило толчком к разработке новых управляемых средств поражения - бомб и ракет "воздух-поверхность" с лазерными, телевизионными и теилоьизионными системами наведения.
Бомбы уже не падали, а направлялись на цель, что позволило уменьшить КВО до 6-16 м, то есть в 5 раз. По данным западной печати, наряд тактических самолетов, назначавшийся для поражения одного типового объекта, сократился в 6 раз. Однако при этом, как подчеркивают зарубежные военные специалисты, стоимость одной управляемой бомбы стала в 5 раз больше стоимости бомбы свободного падения. Во столько же раз боевой самолет нового поколения дороже самолета предшествующего поколения (потеря одного из них приравнивается к потере пяти самолетов, участвовавших в войне во Вьетнаме). В связи с этим намного острее стала проблема сохранения самолетного парка.
Увеличение наряда вспомогательных сил тесно связывается с необходимостью снижения потерь дорогостоящих самолетов, оснащенных высокоточным оружием.

Были приняты меры по обеспечению маскировки этих самолетов путем постановки интенсивных помех радиолокационным средствам противника, в боевом порядке появился новый элемент - группа самолетов РЭБ. При нанесении авиационных ударов самолеты РЭБ занимали зону дежурства в воздухе над своей территорией и осуществляли постановку активных прицельных помех радиолокационным станциям ПВО противника. Их положение в общем построении сил во многом определяло результат воздушного налета. Дальность обнаружения ударной группы РЛС противника зависела от совпадения линии ее пути с направлением "подавляемая РЛС - постановщик помех". И если имелось заметное рассогласование, то предпринимавшиеся меры по маскировке сводились на нет, поскольку самолеты выходили из сектора помех и могли быть обстреляны зенитными средствами.

Помощь в выходе ударной группы на линию "самолет РЭБ - цель" стал оказывать воздушный командный пункт, оборудованный РЛС кругового обзора. Оператор ВКП, наблюдая на экране общей обстановки отметки постановщика помех и бомбардировщиков, регулировал их движение командами по радио. Кроме того, он использовал информацию бортовой станции радиотехнической разведки о местоположении подавляемой РЛС противника. Появился еще один элемент - ВКП, совмещавший в себе функции управления и боевого обеспечения. Оба новых элемента были отнесены зарубежными специалистами к вспомогательным, потому что они не принимали участия в огневом воздействии по заданному объекту, то есть оказывали косвенное влияние на достижение главной цели операции.

Трехэшелонное построение группы огневого подавления средств ПВО (вариант)

Постановка активных помех радиоэлектронным средствам обнаружения противника позволила самолетам ударной группы использовать переменный профиль полета. Четко проявилась также тенденция к смыканию небольших по составу ударных групп на маршруте и рассредоточению их над целью, где уже не удавалось обеспечить их эффективное прикрытие постановщиками помех из зон, и самолеты встречали противодействие зенитной артиллерии и Других средств ПВО, использовавших не только радиолокационный способ наведения средств поражения на цель.

Широкое применение нашли противоракетный и противозенитный маневры. В локальных войнах летный состав отработал маневры для срыва наведения ракеты, выхода из зоны поражения ЗРК (за время полета ЗУР до точки предполагаемой встречи с целью) и ухода от пущенной ракеты. Каждый из этих маневров требовал пространства, которого не хватало в сомкнутых боевых порядках. Более того, в сомкнутом строю одной зенитной ракетой могли быть поражены сразу две воздушные цели. Поэтому чаще всего выдерживался безопасный интервал между самолетами, равный 500 м.

По мере усложнения воздушной обстановки, появления новых средств поражения или обеспечения все шире становилось такое понятие, как тактическое построение, и все дальше отходило оно от старого определения - боевой порядок. Это был уже не полет группой на установленных дистанциях и интервалах, а наиболее целесообразное размещение авиационных групп различного назначения, усилия которых координировались в интересах успешного выполнения боевой задачи. Резко возросла роль организационных решений, от командиров потребовалось умение создавать надежные структуры, устойчивые к воздействию внешних факторов. Взаимодействие между различными частями тактического построения нарушалось при чрезмерном увеличении разделявшей их дистанции. После выхода тактических истребителей за пределы зоны контроля вспомогательных средств, располагавшихся над своей территорией, полет становился автономным. Сразу возникали трудности не только в обеспечении, но и в самолетовождении, прежде всего в точном выходе на цель. Требуемой точности летному составу достичь не удавалось, самостоятельный поиск без наведения часто заканчивался безрезультатно и увеличивал время нахождения самолетов ударной группы в зоне поражения средств ПВО противника. Тогда из опыта второй мировой войны был извлечен такой способ, как "лидирование".

В роли лидера выступал обычно тактический бомбардировщик со штурманом, имеющий более совершенное навигационное оборудование на борту. Он следовал во главе ударной группы. Маневр на конечном этапе полета зависел от степени противодействия объектовой ПВО. Если обстановка позволяла, лидер пролетал над целью и сбрасывал сигнальные средства. Разрыв сигнальной бомбы служил ориентиром для следовавших за ним самолетов ударной группы. Получив резерв времени, они размыкались для захода на обозначенную цель с наивыгоднейшего направления. Включение в боевой порядок этого элемента положительно сказывалось на результатах всего группового полета.

В настоящее время благодаря оснащению самолетов более совершенными навигационными системами опять наметилась тенденция отхода данного способа в прошлое. В описаниях тактических авиационных учений последних лет, помещенных в открытой иностранной печати, упоминание о лидерах не встречается. Однако зарубежные военные специалисты обращают внимание на то, что в учебной обстановке экипажи тактических истребителей чаще всего следуют по знакомым маршрутам к известным им полигонам. На учениях мишени редко перемещаются, тщательно маскируясь от наблюдения с воздуха. Реальная же боевая обстановка будет резко отличаться от создаваемой на полигоне, когда в качестве целей могут назначаться подвижные неконтрастные объекты на большой глубине от линии фронта. В этом случае может возникнуть потребность в лидерах.

В тактическое построение групп различного назначения при нанесении авиационного удара включался еще один новый элемент - группа спасательных средств. В нее входили специально оборудованные спасательные вертолеты, самолеты, главным образом штурмовики, и воздушный командный пункт. Указанные средства строго координировали свои действия с ударным эшелоном, получая по радио необходимую информацию о развитии обстановки. К моменту взлета самолетов ударной группы спасательные вертолеты и воздушный командный пункт занимали заранее назначенные зоны над своей территорией, а штурмовики находились на аэродроме (авианосце) в готовности к немедленному вылету. После приема сигнала бедствия необходимое количество вертолетов выходило из зоны дежурства и следовало в заданный район. Когда летчик покидал поврежденный самолет, автоматически включайся в работу миниатюрный передатчик, прикрепленный к лямке парашюта. Дежурные радиотехнические средства пеленговали место катапультирования, а воздушный командный пункт службы спасения немедленно приводил в действие контролируемые им силы. Прибывшие к указанному району штурмовики изолировали его огнем до подхода спасательных вертолетов. Последние находили летчика, обозначавшего свое местонахождение сигнальными средствами. В режиме висения вертолет поднимал пострадавшего на борт. На обратном маршруте штурмовики прикрывали вертолеты методом непосредственного сопровождения. Взаимодействие группы спасательных средств с другими элементами боевого порядка прекращалось только после посадки всех самолетов, принимавших участие в операции.

Наличие группы спасательных средств укрепляло моральное состояние летного состава. Служба спасения развертывала свои наземные или плавающие средства для облегчения ориентировки, как правило, у береговой черты. И экипажи всех подбитых в воздухе американских и израильских самолетов "тянули" к морю.
Эффективность вспомогательных групп, по оценке зарубежных экспертов, была достаточно высокой, и отсутствие хотя бы одной из них отражалось на результатах выполнения поставленной задачи.
Появление групп нового тактического назначения обусловливалось возросшим влиянием двух взаимосвязанных факторов: повышением боевых возможностей новых средств ПВО противника и связанной с этим необходимостью защиты от них ударных групп.

Изображение

Пока самолеты при полете над территорией противника встречали противодействие только со стороны зенитной артиллерии и истребителей, структура боевого порядка не отличалась сложностью. Долгие годы держалось трехэлементное построение: ударная группа, группа истребителей непосредственного сопровождения и периодически функционировавшая группа подавления зенитной артиллерии, защищавшей объект удара (чаще всего включалась в состав ударной группы, но действовала с некоторым упреждением относительно ее). Поскольку дальность зрительного обнаружения воздушного противника превышала дальность действия бортового оружия, боевой порядок держался на визуальных связях.

Появление зенитных ракетных комплексов вынудило применить противоракетные маневры и изменить профиль полета. Однако этого оказалось недостаточно для обеспечения неуязвимости боевого порядка. Потребовалось включить в него группы нового тактического назначения. На этапе автономного полета (после снижения до нуля эффективности помехи, поставленной самолетом РЭБ из зоны дежурства) необходимо было маскировать строй с помощью индивидуальных и групповых средств радиопротиводействия. На часть самолетов ударной группы вместо бомб подвешивались передатчики помех. На три тактических истребителя приходился один постановщик помех,
Интервалы и дистанции между самолетами в интересах надежной маскировки снова уменьшались, боевой порядок ударной группы стал более плотным. Метки четырех самолетов на экранах средств обнаружения сливались в одну, поэтому условия захвата воздушной цели противником усложнились. Такая тенденция сохранилась и до настоящего времени. В апреле 1986 года при нападении американской авиации на Ливию к каждому из трех звеньев истребителей-бомбардировщиков F-111E (пятисамолетного состава) подключался один постановщик помех EF-111A, совершавший совместный с ними полет до рубежа размыкания в районе цели. Потом EF-111A выходил из боевого порядка ударной группы и занимал зону дежурства в воздухе на удалении до 60 км от цели.

Как самостоятельный элемент в тактическое построение вошла группа огневого подавления средств ПВО. Она заняла позицию впереди ударной группы. Сначала в ее состав включались тактические истребители. По мере усиления обороны объектов и оснащения ее новыми зенитными ракетными комплексами малой дальности атаки с применением неуправляемого оружия, предполагавшие пролет самолета над целью, стали крайне опасными, хотя иначе заданной степени подавления ПВО достигать уже не удавалось. Повысить неуязвимость групп нового тактического назначения могло только использование самонаводящегося оружия при пуске его за пределами, зоны поражения зенитных средств по методу "пустил-забыл".
Еще в годы войны во Вьетнаме на базе штатного тактического истребителя F-4 "Фантом" был создан самолет огневого подавления средств ПВО "Уайлд Уизл", находящийся в боевом составе до настоящего времени. В комплект его оборудования входила система обнаружения и пеленгования наземных РЛС, а в комплект вооружения - противорадиолокационные ракеты (ПРР) с пассивным наведением на вскрытый источник излучения. Установив направление на работающую РЛС, летчик сближался с ней на дальность 8-16 км, после захвата цели головкой самонаведения производил пуск, а затем немедленно предпринимал маневр с выходом на обратный курс. ПРР следовала к цели самостоятельно. На ракете могли устанавливаться взаимозаменяемые боевые части - две осколочно-фугасные и одна сигнальная. Сигнальная боевая часть снаряжалась белым фосфором. В момент ее подрыва образовывалось белое облако, служившее ориентиром для экипажей самолетов ударной группы.

С поступлением на вооружение ВВС самолетов "Уайлд Уизл" тактическое построение группы огневого подавления средств ПВО стало включать три эшелона, в которые входили самолеты, имеющие соответствующее оборудование и вооружение, выполнявшие согласованные по времени и рубежам задачи (см. рисунок).
Зарубежные военные специалисты отмечают, что рожденная в локальных войнах тактика прорыва, довольно богатая по содержанию, в настоящее время дополняется новыми элементами. Оснащенная усовершенствованными ПРР группа огневого подавления средств ПВО выходит из общего боевого порядка и взаимодействует с ударной группой по времени и рубежам в рамках единого замысла без нарушений информационной связи. Считается, что этот вариант представляет собой уже не боевой порядок как таковой, а тактическое построение групп самолетов различного назначения для совместного выполнения боевой задачи.

Западные военные специалисты, указывая на сложившееся тактическое построение авиации в локальных войнах 80-х годов (группа огневого подавления средств ПВО с дополнительными функциями доразведки, обозначения и целеуказания, ударная группа, группа истребителей непосредственного сопровождения или прикрытия, постановщики помех, группа оценки результатов удара, группа спасательных средств с приданной группой штурмовиков, ВКП), вместе с тем отмечают, что присутствие всех названных элементов в каждом конкретном случае было не обязательным, поскольку все зависело от характера боевой задачи и сложности обстановки, в которой она выполнялась.

Изменения в построении боевых порядков ударных групп истребителей происходили иначе, с учетом специфики выполнявшихся ими задач. Реактивные самолеты второго поколения, которые вели групповые воздушные бои во Вьетнаме, имели ракетное оружие, предназначенное для поражения слабо маневрирующих целей. Ощущалось влияние теории перехвата, господствовавшей на Западе в конце 50-х и начале 60-х годов, в соответствии с которой поразить воздушного противника можно было только атакой на догоне с подсветкой цели бортовой РЛС до момента встречи ракеты с целью. Своевременный и правильно выполненный оборонительный маневр воздушной цели с большой перегрузкой срывал атаку. Поэтому тактика группового боя строилась на стремлении поставить цель в "статичное" положение, то есть создать условия для применения бортового ракетного оружия.

Роль "приманки" выполняла демонстративная группа, которая начинала бой. Ложным маневром она увлекала противника на преследование и "подставляла" его под ракетную атаку ударной группы, скрывавшейся от радиолокационного наблюдения на малой высоте. Усилия первых двух групп наращивала третья - резервная, или свободного маневра, (она же ликвидировала внезапно возникавшую угрозу). Подобный тактический вариант ведения боя требовал точного расчета, строгой координации усилий и тщательного предварительного планирования с розыгрышем ситуаций на земле. Любое рассогласование отдавало инициативу противнику.

Реактивные истребители третьего поколения, участвовавшие в агрессии против Ливана (1982 год), уже имели на вооружении ракеты средней дальности, которые могли применяться при больших перегрузках. Необходимость в демонстративной группе отпала. Однако она передала свои функции разведчикам, взаимодействовавшим с истребителями по времени и рубежам. В боевой порядок попеременно включались группы отсечения (завязки боя), свободного маневра, наращивания усилий и резерва (последняя могла находиться в зоне ожидания или на аэродроме в готовности к взлету). В боевом порядке постоянно сохранялся лишь один элемент - ударная группа, которая не ввязывалась в ближний маневренный бой, поскольку в нем утрачивались преимущества, нового всеракурсного оружия. К этой группе обычно добавлялось не более двух групп другого тактического назначения.

Зарубежные военные специалисты отмечают, что истребителям редко ставилась, как это было ранее, задача прикрытия. Надобность в подобной функции, как и в самой группе, ее выполнявшей, почти отпала. При дальности действия ракет класса "воздух-воздух", превышающей десятки километров, защитить ударную группу от атаки истребителей противника встречной атакой уже не представлялось возможным. Традиционный принцип "щита и меча", связывающий воедино ведущего и ведомого в паре, остался действенным лишь в ближнем маневренном бою. В то же время, по свидетельству иностранной прессы, ближний бой в последних вооруженных конфликтах еще превалировал над всеракурсным на средних дистанциях. В связи с этим ни один из тактических принципов прошлого не утратил пока своего значения. Боевые порядки истребителей пополнились новыми элементами, не исключавшими полностью старые.
Высшее пресуществление войны - не нападать на врага, а разрушить его планы. (по мотивам Сун Цзы)

Одиссей
партизан
Сообщения: 4027
Зарегистрирован: 29 янв 2012, 02:14

Благодарил (а): 547 раз
Поблагодарили: 541 раз

Re: Преодоление ПВО противника

#22 Сообщение Одиссей » 21 июл 2013, 02:19

Боевые порядки тактической авиации часть 2 (часть 1)
(по опыту локальных войн)

Полковник В. Кириллов, кандидат военных наук
В первой части статьи были рассмотрены тенденции развития боевых порядков тактической авиации в локальных войнах.
Ниже излагаются требования к управлению боевыми порядками и приводятся примеры нестандартных эшелонированных тактических построений.

Повышение требований к управлению. Зарубежные военные специалисты рассматривают боевой порядок как своеобразную систему, состоящую из управляющего и управляемых объектов. Процесс управления представляется как целенаправленное воздействие управляющего объекта (командира) на управляемые (группы различного тактического назначения или отдельные самолеты), сообразуемое с изменениями обстановки. Надежность системы, создаваемой на каждый вылет с учетом характера задания и обстановки, определяется следующими факторами: количеством управляемых объектов; разнообразием возлагаемых на них функций; числом действующих информационных связей; способностью управляющего объекта бесперебойно руководить подчиненными. Это означает, что существуют требования, без соблюдения которых боевой порядок теряет свою целостность и назначение. За разумным пределом "количества" и "разнообразия" начинается состояние неопределенности, приводящее к разбалансированию созданной системы.

Как показывает опыт локальных войн, структура (тактическое построение) групп при активном воздействии противника часто ломалась. Ударная группа лишалась поддержки, обеспечения или прикрытия, и цель боевого полета не достигалась. По мнению иностранных экспертов, наиболее распространенными причинами этого были недостаточная информационная обеспеченность управляющего объекта, низкая пропускная способность каналов связи, растянутость по времени цикла управления, чрезмерная сложность системы управления.

Недостаточная информационная обеспеченность управляющего объекта приводила к тому, что тактическое построение переставало отвечать условиям, складывавшимся на различных этапах боевого полета. Только располагая полными данными об обстановке, командир может принимать правильное решение, которое может предусматривать выполнение группового маневра, перестроение боевого порядка, уточнение боевых задач экипажам или группам и т. д. Однако поток сведений заметно убывал по мере удаления самолетов от средств контроля за обстановкой (ВКП, самолетов ДРЛО и управления). Бортовые радиолокационные станции самолетов ударной группы осматривали ограниченное по объему пространство. Обнаружение воздушного противника на малой дальности оставляло командиру слишком мало времени на принятие решения, постановку задач подчиненным и контроль за их исполнением. По мере углубления на территорию противника все большей становилась разница в количестве возникающих угроз и поступающих о них оповещений. Реакция на отражение замедлялась или опаздывала, что влекло за собой крайне нежелательные последствия.

По мнению западных специалистов, здесь мог помочь только точный прогноз и детальный план, составленный на земле. Умелое руководство связывалось с предвидением обстановки. Варианты перестроения сил по этапам полета стали разыгрываться заранее. В процессе предварительной подготовки утвердился метод имитационного моделирования. Заранее запланированные действия почти всегда корректировались в полете, однако принципиально новые решения принимались нечасто. Недостаток информации на конечном этапе компенсировался сведениями, поступившими от группы доразведки цели.

Во время полета командир группы оценивал обстановку самостоятельно. При этом внимание его распределялось по четырем направлениям (объектовая ПВО, истребители противника, свой боевой порядок, осмотрительность и пилотирование самолета) и, как показывал опыт, в зоне противодействия объектовой ПВО он в связи с перегруженностью часто давал непоправимые сбои, приводившие к потерям самолетов.

Говоря об обязанностях командира, зарубежные эксперты отмечали их обилие и практически полное отсутствие возможностей выполнения. Выход из критической ситуации они видели в переводе командира группы в нормальный режим работы путем децентрализации управления. В новом варианте группа доразведки выдвигалась вперед намного раньше, а истребители сочетали непосредственное сопровождение с прикрытием путем организации подвижного или неподвижного заслона. Таким образом, командир освобождался от контроля за двумя группами из четырех и получал резерв времени на оценку обстановки. На этом начатый процесс децентрализации не прекращался. По достижении назначенного рубежа командир размыкал ударную группу, выводил из ее состава постановщиков помех и оставался во главе одного из звеньев, сосредотачивая свое внимание на маневре и огне - основных компонентах боя.

Получив самостоятельность, группы различного тактического назначения сохраняли взаимодействие. Их ведущие становились источниками информации об изменении обстановки в своем районе. Доразведчики докладывали о смене координат подвижной целью и об усилении ее прикрытия, истребители - о степени угрозы со стороны перехватчиков противника. За управляющим органом оставалось право решения на прекращение задания, изменение тактического построения групп, на смену их Функций (при необходимости), уточнение боевых задач и т. д. Например, разведчики и тактические истребители, имевшие на борту ракеты класса "воздух-воздух" (обычно по две УР с инфракрасными головками самонаведения), могли вступить в оборонительный воздушный бой, а истребители группы непосредственного сопровождения или прикрытия при отсутствии воздушного противника наращивали удар по наземной цели.

Низкая пропускная способность каналов связи объяснялась их ненадежностью. В локальных войнах 80-х годов, где боевые действия вели реактивные самолеты третьего поколения, информация внутри боевого порядка, как и 40 лет назад, передавалась по одному каналу - радио. Но во время войны в Корее сообщения по радио дополнялись зрительным восприятием обстановки, развивавшейся в относительно небольшом по объему воздушном пространстве. В вооруженных конфликтах последних лет составные части боевого порядка в бою выходили уже за пределы визуальной связи. Нити взаимодействия становились слабыми и нередко обрывались. Отрицательно влияли на организацию взаимодействия и интенсивные радиопомехи, ставившиеся противником, которые забивали единственный канал обмена информацией. Включение передатчиков шумовых помех "привязывалось" обычно к самым ответственным моментам боя, например к размыканию боевого порядка ударной группы на пары (звенья) или отдельные самолеты для захода на цель. К преднамеренной утрате зрительного контроля добавлялось непреднамеренное прекращение приема сведений по радио. Разведенные на большое расстояние (в интересах лучшего выполнения задания) группы разного тактического назначения оказывались изолированными друг от друга.
Растянутость по времени цикла управления. Замкнутый цикл боевого управления включает прием и обработку поступающей информации управляющим объектом, принятие решения и передачу команд объектам управления, доклад последних об их исполнении. Чем сложнее и динамичнее становится обстановка, тем чаще принимает решение командир и тем короче- становится цикл управления. На маршруте полета двусторонняя связь осуществлялась максимум с тремя ведущими групп. Перед целью группы расходились и делились на более мелкие, имеющие самостоятельные задания. Несмотря на децентрализацию управления, потеря взаимодействия между группами считалась недопустимой. Оно поддерживалось путем обмена командами и докладами об их выполнении. Образование в системе еще одного нижнего уровня элементов делало ее многоступенчатой. Движение информации к исполнителям и обратно замедлялось. Цикл управления растягивался и вступал в противоречие с темпом изменения обстановки.

Чрезмерная сложность системы управления обусловливалась главным образом традиционным стремлением добиться максимального результата при минимальном количестве потерь. Поскольку качественные изменения боевого порядка происходили медленно, поставленные цели достигались увеличением числа его составных элементов. Без доразведки цели снижалась точность удара, а без подавления средств ПВО и при отсутствии истребителей прикрытия увеличивались потери. Накопленный опыт показал, что надежнее всего функционирует трехэлементная динамическая система, управляющим органом которой является человек. Это подтверждала практика боевых действий. Однако оператор командного пункта, освобожденный от пилотирования самолета, справлялся с наведением только двух истребителей на две маневрирующие цели. По мнению зарубежных специалистов, назрело альтернативное решение: или упрощать управляемые системы (боевые порядки) за счет совмещения функций отдельных элементов, или оказывать действенную помощь командиру путем передачи части возлагаемых на него обязанностей бортовым экспертным системам. При этом надо было освободить его в первую очередь от черновой работы в кабине самолета, дать больше свободы тактическому мышлению, столь необходимому при принятии решений по управлению боевым порядком.

Разработка нестандартных тактических построений была вызвана появлением новых средств поражения и боевого обеспечения. Наиболее четко отход от типовых схем обозначился при выполнении одной из основных задач тактической авиации - непосредственной авиационной поддержки сухопутных войск.

Во время англо-аргентинского вооруженного конфликта из-за Фолклендских (Мальвинских) о-вов самолет, вооруженный управляемыми авиабомбами, являлся элементом системы, в которую, кроме него, входили командный пункт и пост целеуказания. КП командами по радио выводил самолет к месту расположения поста целеуказания; боевой расчет поста "подсвечивал" цель лазерным излучателем; летчик, используя бортовой координатор, пеленговал цель но отраженному лучу и входил в "конус" возможных атак; головка самонаведения бомбы захватывала цель, и бомба после сброса самостоятельно следовала к ней.

В агрессии Израиля против Ливана (1982 год) функции разведки и целеуказания выполнял комплекс, состоявший из подвижного пункта управления (ПУ) и четырех беспилотных летательных аппаратов (БЛА). ПУ, размещавшийся на переднем крае, запускал БЛА, который совершал полет по программе в отведенном районе и осматривал местность с помощью установленной на нем телекамеры. Изображение передавалось на электронный планшет ПУ, на котором оператор находил цель, устанавливал ее координаты и передавал их штурмовикам, дежурившим в воздухе или на аэродроме. Летчики вводили координаты в прицельно-навигационную систему, выходили на заданную цель и атаковали ее с применением управляемого или неуправляемого оружия. Эта динамическая система включала следующие элементы: ПУ, БЛА, КП наведения, самолет-штурмовик.

В конфликтах на Ближнем Востоке в тактическое построение вошли истребители прикрытия, которые взаимодействовали с ударными группами (штурмовиками) по времени и рубежам, а также воздушный командный пункт, регулировавший движение разнородных групп в районе боевых действий. Построение сил перед боем было следующим: ВЕП, воздушный пост целеуказания и истребители - в зонах дежурства в воздухе над своей территорией на различной глубине; штурмовики - в готовности к взлету на аэродроме.

По сигналу с ВКП, который получал информацию от разведывательных средств, штурмовики поднимались в воздух. С упреждением относительно расчетного времени пересечения ими линии фронта вперед выдвигались истребители и прикрывали район боевых действий способом заслона. Визуального и радиолокационного контакта с ударной группой они не поддерживали. Вслед за ними следовали самолеты обозначения наземных целей и, наконец, штурмовики, которым уже было обеспечено прикрытие и целеуказание. При сбоях в выполнении операции штурмовики могли задерживаться в зонах ожидания, расположенных над своей территорией.

В одном из вариантов нестандартных боевых порядков объединялись усилия штурмовиков и боевых вертолетов. Первый эшелон составляли разведывательные вертолеты, второй - вертолеты огневой поддержки и третий - штурмовики. Разведывательные вертолеты устанавливали местоположение танковых колонн противника, по их сигналу из засад в воздухе выходили вертолеты огневой поддержки и осуществляли атаку обнаруженных целей с применением противотанковых управляемых ракет. Пункт управления, размещенный на специально оборудованном вертолете, давал команду на ввод в бой штурмовиков, дежуривших в зонах ожидания. Используя места разрыва ПТУР как точки прицеливания, штурмовики наращивали усилия вертолетов в нанесении удара. Данный вариант неоднократно отрабатывался на объединенных учениях сухопутных войск и ВВС Израиля. По оценке зарубежных экспертов, он выгодно отличался по результатам от ранее применявшегося, когда вертолеты и штурмовики осуществляли непосредственную поддержку войск раздельно.

Прослеживая развитие тактики действий авиации при решении задачи непосредственной поддержки сухопутных войск, западные военные специалисты отмечают, что сначала в боевые порядки входили однотипные самолеты, выполнявшие неодинаковые тактические функции. Например, самолеты F-4 "Фантом" с разным комплектом вооружения включались в состав, как ударных групп, так и групп сопровождения. Разведку и доразведку вели самолеты-разведчики RF-4 "Фантом". Затем появились смешанные построения, которые состояли из разнотипных тактических самолетов. На следующей ступени совершенствования в тактические построения были введены беспилотные и пилотируемые средства, принадлежащие различным родам, авиации. И наконец, в рамках решения одной боевой задачи, подчиняясь общему тактическому замыслу, объединили усилия средства разных видов вооруженных сил - сухопутных войск и ВВС.

Изображение
Рис. 1. Тактическое построение при нанесении авиационного удара по наземным целям, включающее шесть эшелонов (вариант)

Изображение
Рис. 2. Трехэшелонное тактическое построение группы истребителей заслона (вариант)

Образование эшелонированных тактических построений относится к последним вооруженным конфликтам - израильской агрессии против Ливана и разбойничьему нападению США на Ливию в апреле 1986 года. Авиационные удары наносились по тактической схеме, в которой отчетливо различались шесть основных эшелонов (рис. 1).
Первый эшелон - группа доразведки. В ее состав входят стратегические разведчики SR-71 и U-2, беспилотные самолеты-разведчики BQM-34 "Файерби" и пилотируемые тактические самолеты-разведчики RF-4 "Фантом". Главная цель состояла в том, чтобы установить, какие изменения произошли в расположении объектов удара и позиций средств ПВО. Над районом предполагаемых ударов пролетали только беспилотные самолеты-разведчики, выполнявшие маневры по заранее разработанной программе с креном до 30°, перегрузкой до 4 g. Остальные пилотируемые средства не пересекали приграничную полосу и вели воздушное фотографирование с больших высот (12 000-22 000 м) в сочетании с радиотехнической разведкой. Цель действий авиации на первом этапе - уточнение необходимых исходных данных для проведения операции.
Второй эшелон - демонстративная группа. Действия этой группы преследовали цель "разбудить" противостоящую группировку средств ПВО, заставить входившие в ее состав РЛС включиться в работу. В агрессии Израиля против Ливана ложные вторжения в чужое воздушное пространство выполняли БЛА, на которых устанавливались уголковые отражатели, увеличившие их эффективную отражающую поверхность, чтобы отметка на экранах РЛС обнаружения не отличалась от отметки самолета. Имитация вторжения держала в напряжении боевые расчеты средств ПВО в течение 2-4 ч. Перед нападением американской авиации на Ливию широкий демонстративный маневр был предпринят самолетами F/A-18, которые затем отошли в зоны дежурства над морем и переключились на прикрытие самолетов ДРЛО и управления Е-2С "Хокай", поднятых с авианосцев.
Третий эшелон - группа огневого подавления средств ПВО. Огневому воздействию подвергались обнаружившие себя "выходом в эфир" радиолокационные станции. Основная нагрузка ложилась на самолеты "Уайлд Уизл", которые были оснащены противорадиолокационными ракетами, пассивно наводящимися на источники излучения. Атаки строились по типу "переката", то есть сначала средства поражения применялись по ближним целям, а следующие самолеты переносили усилия на более удаленные, расположенные за ними.
Четвертый эшелон - группы самолетов РЭБ. Вынужденное включение в работу радиолокационных средств ПВО позволило получить необходимые данные для постановки прицельных помех самолетами РЭБ в нужный момент времени. Как правило, постановщики помех включались в работу при подходе ударных самолетов к границе зоны обнаружения РЛС противника. В израильской агрессии против Ливана помехи из зон дежурства ставили самолеты Боинг 707 израильских ВВС, при нападении на Ливию - американские самолеты ЕА-6В. В ходе патрулирования постановщики помех ближе чем на 90-100 км к береговой черте не подходили.
Пятый эшелон - ударная группа. По данным иностранной прессы, она делилась на два самостоятельных эшелона. В первом действовали самолеты (группы самолетов), вооруженные управляемыми бомбами. Они выполняли атаки по важным выборочным целям, то есть там, где требовалась высокая точность попадания. Во втором проводился массированный (групповой) налет тактических истребителей с применением обычных (неуправляемых) боеприпасов по площадным целям.
Шестой эшелон - группа контроля результатов удара. Самолеты-разведчики устанавливали, какие из намечавшихся целей поражены, а также размеры нанесенного ущерба, что было необходимо для планирования последующих ударов.
Прикрытие самолетов ударной группы при налете на объекты Ливана осуществлялось самолетами F-15 и F-16, а при нападении на Ливию - F/A-18. В последнем случае в отражении налета ливийские истребители не участвовали, поэтому до воздушных групповых боев дело не доходило. В агрессии Израиля против Ливана сирийские истребители оказывали агрессору активное противодействие, что отразилось на построении боевых порядков израильских самолетов прикрытия.
При эшелонированном тактическом построении истребителей заслона довольно четко различались один "неподвижный" и два подвижных эшелона. В них входили: воздушный командный пункт Е-2С "Хокай"; самолеты РЭБ Боинг 707 и ЕА-6В; самолеты F-15, вооруженные ракетами средней дальности "Спарроу"; самолеты F-16 с УР малой дальности "Сайдвиндер" (рис. 2). Тактическое построение осуществлялось с учетом полноты информационного обеспечения, поражающих возможностей оружия истребителей и характера выполнявшейся ими задачи. В исходном положении все самолеты эшелона прикрытия размещались в зонах дежурства в воздухе над нейтральными водами на удалении 150 км от побережья. На таком же удалении находились ВКП и самолеты РЭБ, не имевшие оружия для обороны.
Как только первая ударная группа, следовавшая над сушей вдоль побережья, пересекала расчетный рубеж, боевой расчет ВКП выдвигал истребители из зон дежурства на подступы к району боевых действий (независимо от наличия угрозы). Бортовые станции самолетов F-15 переводились в режим поиска. Обязанности в паре распределялись так: летчик ведущего самолета осматривал верхнюю полусферу, а ведомого, следующего с интервалом до 1000 м,- нижнюю.
Ввод в бой осуществлялся по указанию ВКП, старший оператор которого контролировал обстановку в реальном масштабе времени. При этом ЭВМ решала задачу на перехват и выдавала летчику на экране скорость, курс, высоту и дальность до назначенной каждому истребителю воздушной цели.
Пары самолетов F-16 обычно вводились в бой первыми. Им ставилась задача связать сирийские истребители ближним боем, причем ВКП доводил их до дальности визуального обнаружения противника. Свои самолеты при сближении на малых высотах маскировались, снижаясь к земле. Еще до обнаружения цели пары по сигналу с ВКП расходились и выполняли широкий охватывающий маневр "сендвич", стремясь выйти противнику в заднюю полусферу. Ответный маневр сирийских истребителей с расхождением означал начало ближнего маневренного боя. Энергичные эволюции на малой высоте, при выполнении которых перегрузка доходила до максимальной, часто приводили к разрыву визуальной связи между противниками. Одиночки, выходившие из боя, попадали в захват и под пуск ракет средней дальности с самолетов F-15.
Истребители второго эшелона перед вводом в бой строили боевой порядок предельно разомкнутым по высоте, что определялось возможностями бортовых поисковых систем. Бортовая РЛС самолета F-15 обнаруживала цели в режиме обзора верхней полусферы на дальности в 2 раза большей, чем в нижней. С учетом возможностей техники формировалась тактика: верхний самолет исполнял демонстративные функции, выманивая на себя противника, а нижний атаковал на встречном курсе при наборе высоты. По мере развития обстановки истребители от эшелонированного тактического построения групп эскадрильного масштаба также переходили сначала на боевой порядок звеньев, а затем и пар. Однако общие требования к построению сохранялись (независимо от количественного состава сил). Структура строя дробилась, но в группах оставались управляющий и управляемые объекты, поддерживавшие огневое взаимодействие между собой и тактическое - с другими группами.
Иностранные военные специалисты отмечают, что боевые порядки являются важнейшим и динамично изменяющимся элементом воздушного боя. Они должны постоянно совершенствоваться, чтобы отвечать усложняющимся условиям его ведения. В этом, по их мнению, заключается одно из основных условий успешного выполнения задач, стоящих перед тактической авиацией.
Зарубежное военное обозрение №3 1990 С.
Высшее пресуществление войны - не нападать на врага, а разрушить его планы. (по мотивам Сун Цзы)

Аватара пользователя
smersh70
пулеметчик
Сообщения: 79147
Зарегистрирован: 29 июл 2013, 14:19

Благодарил (а): 1454 раза
Поблагодарили: 1130 раз

Re: Преодоление ПВО противника

#23 Сообщение smersh70 » 08 мар 2015, 22:54

https://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=0acJ3xyhaJo
https://www.youtube.com/watch?feature=p ... acJ3xyhaJo" onclick="window.open(this.href);return false;
Ролик,показывающий основу современной войны против ПВО противника

Аватара пользователя
smersh70
пулеметчик
Сообщения: 79147
Зарегистрирован: 29 июл 2013, 14:19

Благодарил (а): 1454 раза
Поблагодарили: 1130 раз

Re: Преодоление ПВО противника

#24 Сообщение smersh70 » 08 июл 2018, 22:41

наш убийца ПВО ;)


Ответить

Вернуться в «ПВО»