Воспоминания

Основные форумы
Ответить
Автор
Сообщение
Аватара пользователя
mirotvores70
партизан
Сообщения: 2957
Зарегистрирован: 28 янв 2012, 14:04
Откуда: Баку

Благодарил (а): 395 раз
Поблагодарили: 351 раз

Воспоминания

#1 Сообщение mirotvores70 » 02 фев 2012, 02:33

Тут мы будем выстовлять отдельные отрывки из нашего боевого прошлого.Не объязательно что отписывались ветераны.Тема открыт и для служивых нынче и бывалых.Вспомним те страницы нашего прошлого-который не сможем забыть-НИКОГДА.
Ən böyük cihad,zalimin qarşısına cıxıb"sən haqsızsan" deməkdir. Hz.Hüseyn
Прости меня Всевышний за каждый глоток воздуха, которым я дышал, забыв о тебе.

Аватара пользователя
mirotvores70
партизан
Сообщения: 2957
Зарегистрирован: 28 янв 2012, 14:04
Откуда: Баку

Благодарил (а): 395 раз
Поблагодарили: 351 раз

Re: Воспоминания

#2 Сообщение mirotvores70 » 02 фев 2012, 12:29

Командана в студию
Ən böyük cihad,zalimin qarşısına cıxıb"sən haqsızsan" deməkdir. Hz.Hüseyn
Прости меня Всевышний за каждый глоток воздуха, которым я дышал, забыв о тебе.

Аватара пользователя
mirotvores70
партизан
Сообщения: 2957
Зарегистрирован: 28 янв 2012, 14:04
Откуда: Баку

Благодарил (а): 395 раз
Поблагодарили: 351 раз

Re: Воспоминания

#3 Сообщение mirotvores70 » 02 фев 2012, 12:53

Никаких расправ азербайджанский боец над мирными армянами никогда не совершал» - ЭКСКЛЮЗИВ

Александр Круль: «Уяснив, что русский парень в инвалидной коляске сражается на азербайджанской стороне, интерес моджахедов ко мне пропал»

Vesti.Az продолжает публикацию серии интервью с бывшими партийными, государственными, военными деятелями Советского Союза, которые в той или иной мере имели отношение к событиям в новейшей истории Азербайджана с 1988 по 1994 годы, с военнослужащими Внутренних войск МВД СССР и Советской армии, проходившими в те годы службу на территории Азербайджана, а также с участниками Карабахской войны.

Сегодня наш собеседник – бывший военнослужащий Национальной гвардии Азербайджана, бывший ОМОНовец Александр Круль, проживающий ныне в Российской Федерации.

- Александр, расскажите о себе. Как Вы оказались в рядах Вооруженных сил Азербайджанской Республики в самый трудный для нее период?

- Я родился в Баку, жил сначала на проспекте Нариманова, а затем в 9-м микрорайоне. Мой отец работал инженером в НИИ «Нефтегазхимия», а мама преподавала русский язык и литературу в Инженерно-строительном институте. Я с детства был склонен ко всему военному: начинал с солдатиков и танков, как и многие дети, увлекался пулевой стрельбой. В 1989-1991 годах проходил срочную службу в рядах Вооруженных сил СССР.

После демобилизации поступил на службу в только-только формировавшуюся Национальную гвардию Азербайджана, был одним из первых добровольцев, записавшихся в нее. В июне 1992 года в составе Национальной гвардии впервые удалось поехать в командировку в Физули, в район населенного пункта Джамилли. Это был мой первый боевой опыт в Карабахе. В Национальной гвардии я отслужил 9 месяцев, а затем перевелся в Кинологическую службу МВД. Служба в качестве кинолога была достаточно спокойной и размеренной, наши сотрудники не привлекались к поездкам на фронт. После многочисленных рапортов и просьб мне удалось убедить начальство отпустить меня в составе подразделения МВД в командировку на линию фронта, в Агдамский район. В июне 1993 года мое давнишнее желание реализовалось, и я, наконец, после десяти месяцев службы в Кинологической службе, попал в разведроту Бакинского ОМОНа, где служило множество моих приятелей и знакомых по месту жительства и школе.

В то время мы принимали участие в боевых действиях на территории Физулинского и Агдамского районов. Мне запомнилось грандиозное наступление параллельно реке Араз в Физулинском районе, когда мы очень успешно действовали и продвигались вперед, тесня противника. Буквально за какой-то месяц удалось продвинуться вглубь района примерно на 30-40 км и освободить несколько населенных пунктов.

- Часто говорят о том, что азербайджанская армия к 1994 году «выдохлась». Вы, как участник боевых действий того периода, согласны с подобным утверждением?

- Нет, я категорически с этим не согласен. Наоборот, в январе-феврале 1994 года в Физулинском районе ОМОН участвовал в массированном прорыве. Тогда удалось пробиться километров на 30 вперед и остановиться возле Горадиза. Но, опять-таки, мы остановились не потому, что выдохлись, а потому, что поступил такой приказ. Кто принимал такие приказы и на каком основании – не мне судить. Но у нас были и желание воевать, и успех, и возможности для дальнейшего продвижения. Если бы мы не остановились в то время, то, как минимум, дошли бы до района Губадлы.

- Одной из неудачных операций первой Карабахской войны можно считать провал Кельбаджарской операции в январе 1993 года, в результате которой погибло большое количество азербайджанских военнослужащих. Как Вы считаете, в чем причина провала этой и других операций в Карабахской войне?

- Основная причина всех наших неудач – это крайняя неподготовленность к каким-либо действиям. Кадровых офицеров в Азербайджанской армии в то время практически не было, а любые действия, особенно зимой, требуют тщательной подготовки. А если военачальник начинает бросать людей куда попало и как попало, то ни к чему хорошему это не приведет. Тут нужна была тщательная подготовка к ведению боевых действий в такое время года. На тот момент у нас ничего этого не было. Бывало так, что полком командовал подполковник, который всего пару лет назад был прапорщиком в исправительном учреждении. То есть, командир полка не имел специального образования, и таких случаев было множество. Было и такое, что Физулинским направлением фронта командовал офицер из Внутренних войск МВД, хотя до войны служил в каком-то исправительном учреждении. Как фронтом может командовать человек, не имея специального образования? Отсюда и все неудачи, потери, срывы операций.

- Вам самому приходилось оказываться в ситуации, когда из-за некомпетентности военачальников, вы и ваши товарищи оказывались на грани гибели?

- Да, мы оказались в такой ситуации в феврале 1994 года, когда проводили две операции в Физулинском направлении фронта. Вдоль реки Араз тянулась «зелёнка», по которой мы должны были ночью пробраться в тыл армян, чтобы утром атаковать их с правого фланга. Манёвр отряда рассчитывался как отвлекающий, тогда как части Национальной армии должны были начать главное наступление по всему фронту. Около часа ночи группа двинулась к исходному рубежу.

В состав группы входили 80 бойцов Бакинского ОМОНа, 20-25 бойцов лачинского полицейского батальона и одна минометная батарея Национальной армии. Командовал нами по радиосвязи лично командир ОМОНа Ровшан Джавадов. В полнейшей темноте двигаемся в колонне по одному. Дошли до «зелёнки», проделали проходы в минных полях и проникли в тыл противника примерно на 5 км. До исходного рубежа добрались без особых приключений. В ожидании сигнала к атаке заняли позиции. С рассветом должна была поступить команда начать отвлекающую атаку. Несколько бойцов, стремясь получше укрыться, сунулись в камыши. Оттуда их встретили автоматной очередью в упор. Как оказалось, рядом с нами всю ночь находился армянский «секрет». Пост, заранее выставленный противником, был буквально в двадцати метрах от наших позиций. Нам удалось подавить его ответным огнём. Несмотря на внезапно открывшуюся стрельбу, на армянских позициях почему-то царила тишина. Мы ждали приказа начать атаку, но его всё не было. Между тем рассвело. Наше присутствие было обнаружено, противник начал обстрел, правда, не слишком интенсивно, видимо, толком не разобрались, что же там в «зелёнке». Так и не дождавшись приказа, мы стали отходить. Каково же было наше удивление, когда, вернувшись в расположение, мы узнали, что операцию... отменили. И нам об этом не сообщили, якобы о нашем отряде забыли. Но как можно было забыть о 120 бойцах? В результате, по вине командующего фронтом операция провалилась, мы потеряли одного человека. Если бы мы вовремя не отступили, то нам пришлось бы отходить через реку в Иран.

Буквально через пару недель провели ночную операцию вблизи Горадиза. Мы выдвинулись в составе примерно 70 человек, имея целью просочиться сквозь порядки армян, и зайти им в тыл. Согласно первоначальному плану, мы были атакующей силой в первом эшелоне, за нами должен был идти второй эшелон наступающих. Должна была быть поддержка артиллерии и бронетехники. В результате ближе к утру туман рассеялся, и, оказавшись на голых, без растительности, пригорках мы столкнулись с первыми позициями армян, расположенными в виде подковы. Начался бой, в результате мы сразу же потеряли убитыми два человека, но бронетехника к нам так и не подошла, артиллерия огонь по позициям врага не открыла. Мы вынуждены были целый день прятаться за небольшим холмиком, рыть штык-ножами окопы. И лишь с наступлением темноты мы отошли к нашим позициям, забрав с собой трупы погибших. Хотя, если бы поработала наша артиллерия, то под ее прикрытием мы смогли бы прорваться вперед. Нас опять бросили на ровном месте.

- Армянская пропаганда до сих пор демонизирует азербайджанский ОМОН, рисуя из него чуть ли не кровожадных убийц, только и мечтавших расправиться с «мирными армянами». С чем это, на Ваш взгляд, связано?

- Никаких расправ азербайджанский ОМОН, и вообще, Национальная армия Азербайджана над мирными жителями никогда не совершала. Их просто не могло быть в тех местах, где шли бои. Это все выдумки армянской пропаганды. Демонизирует же она ОМОН по одной простой причине: армяне страшно боялись азербайджанского ОМОНа. На тот момент это было самое боеспособное подразделение, трусов среди нас не было. Посредством радиоперехватов мы узнавали, что армяне, только заслышав о появлении азербайджанского ОМОНа, подтягивали крупные силы и артиллерию.

- Насколько мне известно, Вы получили ранение, и в военном госпитале у Вас произошел неприятный инцидент с афганцами…

- Да, я получил тяжелое ранение в голову в марте 1994 года во время одного из боев в Физулинском районе. В результате оказался в госпитале. И там я столкнулся с афганскими моджахедами. Это не были наемники в прямом смысле, так как деньги для них вообще играли второстепенную роль. Им просто хотелось поквитаться с русскими, которые, как они знали, воюют на стороне Армении. После ранения мне приходилось передвигаться на коляске. Как-то я выкатился из палаты в туалет, который находился в конце коридора. У дверей своей палаты я обнаружил четверых афганцев. Потом появилась дюжина моджахедов. Поставив мою коляску посреди коридора, они молча сели полукругом. Минут десять просто сидели и мрачно смотрели на меня. Затем один из них схватил мою руку и положил себе на ногу. Я не сопротивлялся. Под рукой я почувствовал что-то твердое. Подержав мою руку, моджахед первым нарушил молчание и начал что-то кричать на своем языке. Выяснилось, что у него еще со времен афганской войны в бедре застрял осколок советского снаряда. Наоравшись, афганец замолчал, после чего меня подвергли перекрестному допросу. Суть задаваемых вопросов сводилась к одному: что делает русский в мусульманской стране? Долго не могли понять, а затем и поверить, что я родился и вырос здесь, прекрасно говорю на азербайджанском языке. Наконец, уяснив, что русский парень в инвалидной коляске сражается на азербайджанской стороне, их интерес ко мне пропал. Вернее, мы сдружились, и они стали даже угощать меня чаем и фруктами. Вот такой опыт общения у меня с афганцами.

Соглашение о прекращении огня, подписанное в мае 1994 года, застало меня в Агдамском районе, в деревне Орта Гервенд.

- Проживая в России более 10 лет, не жалеете ли Вы, что воевали за Азербайджан? Отслеживаете ли Вы ситуацию вокруг Карабахского конфликта? Как Вы оцениваете сегодняшний потенциал Азербайджанской Армии? И верите ли в то, что посредством переговоров Армения пойдет на освобождение азербайджанских территорий?

- Воспоминания о том времени – самые волнующие. И они останутся со мной на всю жизнь. Никогда в жизни я не пожалею о том, что служил с такими ребятами, что вместе с ними защищал свою Родину. Это был святой долг для меня. Родина есть Родина, и я никому не позволю ее обидеть.

Конечно, я слежу за развитием событий, читаю прессу о Карабахском конфликте. С удовольствием наблюдаю, как происходит развитие азербайджанской армии. Но я считаю, что мирными переговорами Карабах и 7 азербайджанских районов не вернешь. Мы все знаем, какие возможности имеет наш противник в пустословии и поддержке многочисленных диаспор в разных странах. Переговорить его мы все равно не сможем. Нужно силой вернуть оккупированные азербайджанские территории. Для этого у Азербайджана имеются все возможности.

Бахрам Батыев
Ən böyük cihad,zalimin qarşısına cıxıb"sən haqsızsan" deməkdir. Hz.Hüseyn
Прости меня Всевышний за каждый глоток воздуха, которым я дышал, забыв о тебе.

Аватара пользователя
mirotvores70
партизан
Сообщения: 2957
Зарегистрирован: 28 янв 2012, 14:04
Откуда: Баку

Благодарил (а): 395 раз
Поблагодарили: 351 раз

Re: Воспоминания

#4 Сообщение mirotvores70 » 02 фев 2012, 13:19

MİLLİ QƏHRƏMAN-GƏNCƏLİ BALASI VƏ MƏNİM DÖYÜŞ YOLDAŞIM-ƏNVƏR ARAZOVA İTTİFAHƏN!

Bir baharın sübh cağında görüşdük biz yenə sənin ilə.Yox qonaq gəlməmişdim sizə,hec qonaq geyimində də deyildim.Bura sənin evin də deyildi.Ümumi evimiz idi.Salam leytenant,yenə upravleniyadan yoxlamağamı göndəriblər səni bizə-soruşdun.Yox dedim komandir,sadəcə dura bilmədim mən arxada,dörd divar arasında.Sıxırdı məni oralar.Gülümsədin-hec dinc durmaqla aran yoxdur sənin,hec olmasa yaran sağalaydı sonra gəleydin –sarğılı ayağıma işarə edərək dedin.Səncə mənim yaram bu millətin yarasından ağırdımı,səncə kicik yara,böyük yaranın yanında sayıla biləndimi-soruşdum.Fanatıksən-dedin.Bir bu millətin oğullarının hec olmasa yarısı Sən kimi fikirləşsəydi-onda nələr etməzdik-gözlərin yol cəkdi yenə.Gəl-yoldan gəlmisən,bir səninlə nahar edək-dedin.Oturduq.Yavaş-yavaş yığılışdılar başımıza.Hərə bir şeydən danışdı,hərə bir hekaytədən.O zamanlar Ağdərənin Ortakəndində,texniki peşə məktəbinin qərərgaha cevrilmiş həyətində,qoca qoz ağacının altında,elə bil müharibə yoxdu.Elə bil bu diyarda ancaq sülh və əminamanlıq hökm sürürdü.
Ənvər müəllim-görəsən bu müharibə coxmu cəkər? –soruşanda,-sənin ömrünə catar-dedin.İncidim o vaxt.Məyər yaxında qələbə olacağına inanmırsız ki?-soruşanda,sən- qələbə o zaman yaxında olur ki,o qələbəyə dizin-dizin sürünürsən,o qələbəyə əl uzadaraq onu ürək yanğısı ilə əlinə almaq istəyirsən.Ətrafına bax,bu kasıb-kusub uşağından,sənin kimi fanatikdən,mənim kimi qocalardan başqa kimi isə görürsən burda?Hanı millətin tribunalardan nərə cəkənləri?Hanı vətən döyüşü müqəddəsdir deyənlər? Yoxdur. Onlar Bakıda hələ də kreslo davası aparırlar.
Həqiqət acı da olsa,həqiqət idi.Durdu ayağa.Üzünü dağlara tərəf tutaraq –ehh,bax oğul,bu dağlar ücün ölməyə dəyməzmi-soruşdu.
Baxdım.Doğurdan da üzü Sərsəngə tərəf gedən yolun sağ və solundakı dağlar necə də əzəmətli,necə də gözəl idi.Sanki yaşıl məxmərə bürünmüşdülər.Kənd evlərinin həyətlərində ucalan cinarlar da ,bu gözəlliyi tamamlayırdı.Hec yadımdan cıxmır oralar.Elə bil hardasa uzaq bir məkanda görmüşdüm oraları.Hardasa sirrli bir nağıllar aləmində.
Dur gedək Poqosamerə,gedək uşaqlara dəyək,görək bizim aslanlar nə təhərdir orda.Durdum.Gözün yenə də SVD-mə sataşanda,gülümsəyib-yenə bu raqatqanı qucaqlamısan?-soruşdun.-Eee,Ənvər müəllim,əl gək dəə mənim raqatqamdan,kişi ilə necə ilin dostuyuq axı-deyəndə,güldün.Öz dostunu qucaqladın.Maqazinləri izolentlə qoşalaşdırilmış AKM.
Poqosamerə catdıq.Kənd uzaqdan elə təsir bağışlayırdı ki,elə bil hec müharibə yoxdu.Elə bil maşının kuzovundan tullanan kimi,əl-ayağa dolaşan toyuq- cücə pərən-pərən olacaq,cəpər altında oturan qocalar sənlə hal-əhval tutacaq,oğul-uşaq yaxınlaşıb silahının ora-burasın qurdalayaraq,ağıllarına gələn sualları yağdıracaqdı.
Yox amma nə toyuq-cücədən,nə qocalardan.nə də uşaqlardan əsər-əlamət vardı o zaman.Yaxınlaşdıqca kənd elə müharibə ocağına bənzəyirdi.Hər tərəfdə zirehli texnika,hər tərəfdə silahlılar,hər tərəfdə insansız evlər.
Dağa qalxdıq.Bir şey yadımdan cıxmaz.Səni buraxıb yerə tokülmüş pulemyot güllələrini yığanda Elxanın qulağımın dibində: Slam olsun sənə ey vətən oğlu-cığırmasından bağrım yarıldı. Yaman acıqlandım ona.Əşşi Elxan sən də şairliyini elə mənim təpəmdə cartladasan gərək?-deyə ona bozardım.O isə-gəl sənə yeni yazdığım bir şeri oxuyum –dedi.Əşşi əl cək məndən-deyə ondan qoparaq kolluğa qacdım.Adəti idi ,əlinə kecsəydin uzun-uzadı şer oxuyacaqdı sənə.
Kolluqdan cıxan kimi daha bir zibilə düşəcəkdim.Elə təzə kolu aralayıb cıxırdım ki,düz alnımın ortasına DŞK-nı dirəyib caxmağı dartdılar.Heey ,əl saxlayın,bizimkidir-deyə yandan qışqırdın.Deyəsən səhf eləmirəmsə”Qaranquş” batalyonunun qartalları idi.- Əşşi Cldran tərəfdən hara soxulursan pozisiyaya-deyə az qala məni boğacaqdılar.Nə bilim eee,Elxandan qacırdım deyəndə-hamı şaqqanaq cəkib güldü.
Sən də güldün.Amma daha bir daha hec vaxt gülməyəcəyin günlərə cox az vaxt qalırdı.Cox az,Sayılmış günlər...
O zaman isə sən gülürdün,gözün yaşarana qədər.. Elə mən də...
AMMA DAHA GÜLMÜRƏM. ALINMIR....
Ən böyük cihad,zalimin qarşısına cıxıb"sən haqsızsan" deməkdir. Hz.Hüseyn
Прости меня Всевышний за каждый глоток воздуха, которым я дышал, забыв о тебе.

kot da vinci
Новобранец
Сообщения: 2
Зарегистрирован: 30 янв 2012, 07:59

Re: Воспоминания

#5 Сообщение kot da vinci » 02 фев 2012, 16:42

mirotvores70 писал(а):Никаких расправ азербайджанский боец над мирными армянами никогда не совершал» - ЭКСКЛЮЗИВ

Александр Круль: «Уяснив, что русский парень в инвалидной коляске сражается на азербайджанской стороне, интерес моджахедов ко мне пропал»

Vesti.Az продолжает публикацию серии интервью с бывшими партийными, государственными, военными деятелями Советского Союза, которые в той или иной мере имели отношение к событиям в новейшей истории Азербайджана с 1988 по 1994 годы, с военнослужащими Внутренних войск МВД СССР и Советской армии, проходившими в те годы службу на территории Азербайджана, а также с участниками Карабахской войны.

Сегодня наш собеседник – бывший военнослужащий Национальной гвардии Азербайджана, бывший ОМОНовец Александр Круль, проживающий ныне в Российской Федерации.

- Александр, расскажите о себе. Как Вы оказались в рядах Вооруженных сил Азербайджанской Республики в самый трудный для нее период?

- Я родился в Баку, жил сначала на проспекте Нариманова, а затем в 9-м микрорайоне. Мой отец работал инженером в НИИ «Нефтегазхимия», а мама преподавала русский язык и литературу в Инженерно-строительном институте. Я с детства был склонен ко всему военному: начинал с солдатиков и танков, как и многие дети, увлекался пулевой стрельбой. В 1989-1991 годах проходил срочную службу в рядах Вооруженных сил СССР.

После демобилизации поступил на службу в только-только формировавшуюся Национальную гвардию Азербайджана, был одним из первых добровольцев, записавшихся в нее. В июне 1992 года в составе Национальной гвардии впервые удалось поехать в командировку в Физули, в район населенного пункта Джамилли. Это был мой первый боевой опыт в Карабахе. В Национальной гвардии я отслужил 9 месяцев, а затем перевелся в Кинологическую службу МВД. Служба в качестве кинолога была достаточно спокойной и размеренной, наши сотрудники не привлекались к поездкам на фронт. После многочисленных рапортов и просьб мне удалось убедить начальство отпустить меня в составе подразделения МВД в командировку на линию фронта, в Агдамский район. В июне 1993 года мое давнишнее желание реализовалось, и я, наконец, после десяти месяцев службы в Кинологической службе, попал в разведроту Бакинского ОМОНа, где служило множество моих приятелей и знакомых по месту жительства и школе.

В то время мы принимали участие в боевых действиях на территории Физулинского и Агдамского районов. Мне запомнилось грандиозное наступление параллельно реке Араз в Физулинском районе, когда мы очень успешно действовали и продвигались вперед, тесня противника. Буквально за какой-то месяц удалось продвинуться вглубь района примерно на 30-40 км и освободить несколько населенных пунктов.

- Часто говорят о том, что азербайджанская армия к 1994 году «выдохлась». Вы, как участник боевых действий того периода, согласны с подобным утверждением?

- Нет, я категорически с этим не согласен. Наоборот, в январе-феврале 1994 года в Физулинском районе ОМОН участвовал в массированном прорыве. Тогда удалось пробиться километров на 30 вперед и остановиться возле Горадиза. Но, опять-таки, мы остановились не потому, что выдохлись, а потому, что поступил такой приказ. Кто принимал такие приказы и на каком основании – не мне судить. Но у нас были и желание воевать, и успех, и возможности для дальнейшего продвижения. Если бы мы не остановились в то время, то, как минимум, дошли бы до района Губадлы.

- Одной из неудачных операций первой Карабахской войны можно считать провал Кельбаджарской операции в январе 1993 года, в результате которой погибло большое количество азербайджанских военнослужащих. Как Вы считаете, в чем причина провала этой и других операций в Карабахской войне?

- Основная причина всех наших неудач – это крайняя неподготовленность к каким-либо действиям. Кадровых офицеров в Азербайджанской армии в то время практически не было, а любые действия, особенно зимой, требуют тщательной подготовки. А если военачальник начинает бросать людей куда попало и как попало, то ни к чему хорошему это не приведет. Тут нужна была тщательная подготовка к ведению боевых действий в такое время года. На тот момент у нас ничего этого не было. Бывало так, что полком командовал подполковник, который всего пару лет назад был прапорщиком в исправительном учреждении. То есть, командир полка не имел специального образования, и таких случаев было множество. Было и такое, что Физулинским направлением фронта командовал офицер из Внутренних войск МВД, хотя до войны служил в каком-то исправительном учреждении. Как фронтом может командовать человек, не имея специального образования? Отсюда и все неудачи, потери, срывы операций.

- Вам самому приходилось оказываться в ситуации, когда из-за некомпетентности военачальников, вы и ваши товарищи оказывались на грани гибели?

- Да, мы оказались в такой ситуации в феврале 1994 года, когда проводили две операции в Физулинском направлении фронта. Вдоль реки Араз тянулась «зелёнка», по которой мы должны были ночью пробраться в тыл армян, чтобы утром атаковать их с правого фланга. Манёвр отряда рассчитывался как отвлекающий, тогда как части Национальной армии должны были начать главное наступление по всему фронту. Около часа ночи группа двинулась к исходному рубежу.

В состав группы входили 80 бойцов Бакинского ОМОНа, 20-25 бойцов лачинского полицейского батальона и одна минометная батарея Национальной армии. Командовал нами по радиосвязи лично командир ОМОНа Ровшан Джавадов. В полнейшей темноте двигаемся в колонне по одному. Дошли до «зелёнки», проделали проходы в минных полях и проникли в тыл противника примерно на 5 км. До исходного рубежа добрались без особых приключений. В ожидании сигнала к атаке заняли позиции. С рассветом должна была поступить команда начать отвлекающую атаку. Несколько бойцов, стремясь получше укрыться, сунулись в камыши. Оттуда их встретили автоматной очередью в упор. Как оказалось, рядом с нами всю ночь находился армянский «секрет». Пост, заранее выставленный противником, был буквально в двадцати метрах от наших позиций. Нам удалось подавить его ответным огнём. Несмотря на внезапно открывшуюся стрельбу, на армянских позициях почему-то царила тишина. Мы ждали приказа начать атаку, но его всё не было. Между тем рассвело. Наше присутствие было обнаружено, противник начал обстрел, правда, не слишком интенсивно, видимо, толком не разобрались, что же там в «зелёнке». Так и не дождавшись приказа, мы стали отходить. Каково же было наше удивление, когда, вернувшись в расположение, мы узнали, что операцию... отменили. И нам об этом не сообщили, якобы о нашем отряде забыли. Но как можно было забыть о 120 бойцах? В результате, по вине командующего фронтом операция провалилась, мы потеряли одного человека. Если бы мы вовремя не отступили, то нам пришлось бы отходить через реку в Иран.

Буквально через пару недель провели ночную операцию вблизи Горадиза. Мы выдвинулись в составе примерно 70 человек, имея целью просочиться сквозь порядки армян, и зайти им в тыл. Согласно первоначальному плану, мы были атакующей силой в первом эшелоне, за нами должен был идти второй эшелон наступающих. Должна была быть поддержка артиллерии и бронетехники. В результате ближе к утру туман рассеялся, и, оказавшись на голых, без растительности, пригорках мы столкнулись с первыми позициями армян, расположенными в виде подковы. Начался бой, в результате мы сразу же потеряли убитыми два человека, но бронетехника к нам так и не подошла, артиллерия огонь по позициям врага не открыла. Мы вынуждены были целый день прятаться за небольшим холмиком, рыть штык-ножами окопы. И лишь с наступлением темноты мы отошли к нашим позициям, забрав с собой трупы погибших. Хотя, если бы поработала наша артиллерия, то под ее прикрытием мы смогли бы прорваться вперед. Нас опять бросили на ровном месте.

- Армянская пропаганда до сих пор демонизирует азербайджанский ОМОН, рисуя из него чуть ли не кровожадных убийц, только и мечтавших расправиться с «мирными армянами». С чем это, на Ваш взгляд, связано?

- Никаких расправ азербайджанский ОМОН, и вообще, Национальная армия Азербайджана над мирными жителями никогда не совершала. Их просто не могло быть в тех местах, где шли бои. Это все выдумки армянской пропаганды. Демонизирует же она ОМОН по одной простой причине: армяне страшно боялись азербайджанского ОМОНа. На тот момент это было самое боеспособное подразделение, трусов среди нас не было. Посредством радиоперехватов мы узнавали, что армяне, только заслышав о появлении азербайджанского ОМОНа, подтягивали крупные силы и артиллерию.

- Насколько мне известно, Вы получили ранение, и в военном госпитале у Вас произошел неприятный инцидент с афганцами…

- Да, я получил тяжелое ранение в голову в марте 1994 года во время одного из боев в Физулинском районе. В результате оказался в госпитале. И там я столкнулся с афганскими моджахедами. Это не были наемники в прямом смысле, так как деньги для них вообще играли второстепенную роль. Им просто хотелось поквитаться с русскими, которые, как они знали, воюют на стороне Армении. После ранения мне приходилось передвигаться на коляске. Как-то я выкатился из палаты в туалет, который находился в конце коридора. У дверей своей палаты я обнаружил четверых афганцев. Потом появилась дюжина моджахедов. Поставив мою коляску посреди коридора, они молча сели полукругом. Минут десять просто сидели и мрачно смотрели на меня. Затем один из них схватил мою руку и положил себе на ногу. Я не сопротивлялся. Под рукой я почувствовал что-то твердое. Подержав мою руку, моджахед первым нарушил молчание и начал что-то кричать на своем языке. Выяснилось, что у него еще со времен афганской войны в бедре застрял осколок советского снаряда. Наоравшись, афганец замолчал, после чего меня подвергли перекрестному допросу. Суть задаваемых вопросов сводилась к одному: что делает русский в мусульманской стране? Долго не могли понять, а затем и поверить, что я родился и вырос здесь, прекрасно говорю на азербайджанском языке. Наконец, уяснив, что русский парень в инвалидной коляске сражается на азербайджанской стороне, их интерес ко мне пропал. Вернее, мы сдружились, и они стали даже угощать меня чаем и фруктами. Вот такой опыт общения у меня с афганцами.

Соглашение о прекращении огня, подписанное в мае 1994 года, застало меня в Агдамском районе, в деревне Орта Гервенд.

- Проживая в России более 10 лет, не жалеете ли Вы, что воевали за Азербайджан? Отслеживаете ли Вы ситуацию вокруг Карабахского конфликта? Как Вы оцениваете сегодняшний потенциал Азербайджанской Армии? И верите ли в то, что посредством переговоров Армения пойдет на освобождение азербайджанских территорий?

- Воспоминания о том времени – самые волнующие. И они останутся со мной на всю жизнь. Никогда в жизни я не пожалею о том, что служил с такими ребятами, что вместе с ними защищал свою Родину. Это был святой долг для меня. Родина есть Родина, и я никому не позволю ее обидеть.

Конечно, я слежу за развитием событий, читаю прессу о Карабахском конфликте. С удовольствием наблюдаю, как происходит развитие азербайджанской армии. Но я считаю, что мирными переговорами Карабах и 7 азербайджанских районов не вернешь. Мы все знаем, какие возможности имеет наш противник в пустословии и поддержке многочисленных диаспор в разных странах. Переговорить его мы все равно не сможем. Нужно силой вернуть оккупированные азербайджанские территории. Для этого у Азербайджана имеются все возможности.

Бахрам Батыев
в 1995 году Александр Круль - работал преподователем физподготовки в БВВМУ, лично знаком с ним. отличный человек.

comandante
партизан
Сообщения: 988
Зарегистрирован: 28 янв 2012, 18:13
Откуда: Гянджа-Баку!

Благодарил (а): 104 раза
Поблагодарили: 81 раз

Re: Воспоминания

#6 Сообщение comandante » 04 фев 2012, 13:24

Итак первая история.Позиция,была зима,стояли морозы.Дровишки давали скудные или не давали.Приходилось собирать щепки и травы.Между нашим постом и армянским лежало еще со времен войны довольно большое бревно.Но оно было недоступно так как там все было заминировано.Да и тащить ее не представлялось возможным ввиду ее тяжести.Но в один день когда холод окончательно доконал нас я получил от источника ценную информацию.Подходы были заминированы на бумаге,на самом деле там мин нет.Ночью при свете масляной лампы разработал с сержантом план-он с несколькими солдатами остается на посту а я взяв других лезем брать бревно.А бревно додумались катать между собой.Операция получила кодовое название "Бревно" или Ketuy emeliyyati.Ночью взяв полотделения мы подошли к бревну.Положение усугублялось тем что бревно было ближе к армянам и минный фактор.Достигну бревно мы успешно перекатали его к нашему посту и целую неделю наш пост и близлежащие посты кайфовали.Командование батальона прочухало про эту дерзкую вылазку только через неделю и отправило меня от дальнейших побед в тыл.Негласно была договоренность про это никому не говорить,но солдаты частенько вспоминали про эту операцию длинными зимними ночами.

Аватара пользователя
mirotvores70
партизан
Сообщения: 2957
Зарегистрирован: 28 янв 2012, 14:04
Откуда: Баку

Благодарил (а): 395 раз
Поблагодарили: 351 раз

Re: Воспоминания

#7 Сообщение mirotvores70 » 05 фев 2012, 01:03

Помню в Агдере танкисты Сурета подарили Володию одного маленького шенька.Шенок то такой сладенький был.Он принес его на палатку.Отбоя небыло от солдат когда узнали что у нас маленькое пополнения.Шенок был маленьким.Кормили его молоком.Все ребята просили санитарьную машину чтобы он купил и привез молоко из Тертера.Денег у нас было много-куда тратить то.Но скоро мы его уже отвыкли от молока.Не каждый раз удавалось привезти его из Тертера.Когда он спал,ребята старались не шуметь.Когда шумели ,Володя злилься.Один раз как то я шандархнул из С-60 по Мохратагу,чуть Володя не задушил менья-Ты че твою мать,не видиш ребенок тут спить.Я как то тоже злился-Пошел ты... дурак,ради собаки что войну отменьят чтоли.Он любил менья как младшуго брата.Остыв он обнял менья-Ехх Алик,в каждой войне есть свои прекрасные минуты-посмотри на малыша-он разве он некрасив среди всего грязи войны.Пуст менья форумчане не осудять-посмотрев на играюшего со своим хвостиком шенка-я вольно не вольно вспомнил о своем 2-летним малыше,ох как я обнял бы его.
Шенок жил с нами,воевал,наступал,отступал.Он прошел путь с нами у кого то на рюкзаке,в машине с боеприпасами,на БМП.
Когда Володя заскачил на мину по дороге на Маниклу,шенка мы оставили на базе.После его нестало.Он стал каким то другим-ходил как бешенный,в конце его раздавила БМП.Незнаю почему я ето пишу.Но вспоминания того мгновения и слова Володии я досихпор забыть немогу. Как и другие....
Ən böyük cihad,zalimin qarşısına cıxıb"sən haqsızsan" deməkdir. Hz.Hüseyn
Прости меня Всевышний за каждый глоток воздуха, которым я дышал, забыв о тебе.

obozrevatel
Новобранец
Сообщения: 20
Зарегистрирован: 05 фев 2012, 15:04

Благодарил (а): 2 раза
Поблагодарили: 1 раз

Re: Воспоминания

#8 Сообщение obozrevatel » 05 фев 2012, 15:55

kot da vinci писал(а):
mirotvores70 писал(а):Никаких расправ азербайджанский боец над мирными армянами никогда не совершал» - ЭКСКЛЮЗИВ

Александр Круль: «Уяснив, что русский парень в инвалидной коляске сражается на азербайджанской стороне, интерес моджахедов ко мне пропал»

Vesti.Az продолжает публикацию серии интервью с бывшими партийными, государственными, военными деятелями Советского Союза, которые в той или иной мере имели отношение к событиям в новейшей истории Азербайджана с 1988 по 1994 годы, с военнослужащими Внутренних войск МВД СССР и Советской армии, проходившими в те годы службу на территории Азербайджана, а также с участниками Карабахской войны.

Сегодня наш собеседник – бывший военнослужащий Национальной гвардии Азербайджана, бывший ОМОНовец Александр Круль, проживающий ныне в Российской Федерации.

- Александр, расскажите о себе. Как Вы оказались в рядах Вооруженных сил Азербайджанской Республики в самый трудный для нее период?

- Я родился в Баку, жил сначала на проспекте Нариманова, а затем в 9-м микрорайоне. Мой отец работал инженером в НИИ «Нефтегазхимия», а мама преподавала русский язык и литературу в Инженерно-строительном институте. Я с детства был склонен ко всему военному: начинал с солдатиков и танков, как и многие дети, увлекался пулевой стрельбой. В 1989-1991 годах проходил срочную службу в рядах Вооруженных сил СССР.

После демобилизации поступил на службу в только-только формировавшуюся Национальную гвардию Азербайджана, был одним из первых добровольцев, записавшихся в нее. В июне 1992 года в составе Национальной гвардии впервые удалось поехать в командировку в Физули, в район населенного пункта Джамилли. Это был мой первый боевой опыт в Карабахе. В Национальной гвардии я отслужил 9 месяцев, а затем перевелся в Кинологическую службу МВД. Служба в качестве кинолога была достаточно спокойной и размеренной, наши сотрудники не привлекались к поездкам на фронт. После многочисленных рапортов и просьб мне удалось убедить начальство отпустить меня в составе подразделения МВД в командировку на линию фронта, в Агдамский район. В июне 1993 года мое давнишнее желание реализовалось, и я, наконец, после десяти месяцев службы в Кинологической службе, попал в разведроту Бакинского ОМОНа, где служило множество моих приятелей и знакомых по месту жительства и школе.

В то время мы принимали участие в боевых действиях на территории Физулинского и Агдамского районов. Мне запомнилось грандиозное наступление параллельно реке Араз в Физулинском районе, когда мы очень успешно действовали и продвигались вперед, тесня противника. Буквально за какой-то месяц удалось продвинуться вглубь района примерно на 30-40 км и освободить несколько населенных пунктов.

- Часто говорят о том, что азербайджанская армия к 1994 году «выдохлась». Вы, как участник боевых действий того периода, согласны с подобным утверждением?

- Нет, я категорически с этим не согласен. Наоборот, в январе-феврале 1994 года в Физулинском районе ОМОН участвовал в массированном прорыве. Тогда удалось пробиться километров на 30 вперед и остановиться возле Горадиза. Но, опять-таки, мы остановились не потому, что выдохлись, а потому, что поступил такой приказ. Кто принимал такие приказы и на каком основании – не мне судить. Но у нас были и желание воевать, и успех, и возможности для дальнейшего продвижения. Если бы мы не остановились в то время, то, как минимум, дошли бы до района Губадлы.

- Одной из неудачных операций первой Карабахской войны можно считать провал Кельбаджарской операции в январе 1993 года, в результате которой погибло большое количество азербайджанских военнослужащих. Как Вы считаете, в чем причина провала этой и других операций в Карабахской войне?

- Основная причина всех наших неудач – это крайняя неподготовленность к каким-либо действиям. Кадровых офицеров в Азербайджанской армии в то время практически не было, а любые действия, особенно зимой, требуют тщательной подготовки. А если военачальник начинает бросать людей куда попало и как попало, то ни к чему хорошему это не приведет. Тут нужна была тщательная подготовка к ведению боевых действий в такое время года. На тот момент у нас ничего этого не было. Бывало так, что полком командовал подполковник, который всего пару лет назад был прапорщиком в исправительном учреждении. То есть, командир полка не имел специального образования, и таких случаев было множество. Было и такое, что Физулинским направлением фронта командовал офицер из Внутренних войск МВД, хотя до войны служил в каком-то исправительном учреждении. Как фронтом может командовать человек, не имея специального образования? Отсюда и все неудачи, потери, срывы операций.

- Вам самому приходилось оказываться в ситуации, когда из-за некомпетентности военачальников, вы и ваши товарищи оказывались на грани гибели?

- Да, мы оказались в такой ситуации в феврале 1994 года, когда проводили две операции в Физулинском направлении фронта. Вдоль реки Араз тянулась «зелёнка», по которой мы должны были ночью пробраться в тыл армян, чтобы утром атаковать их с правого фланга. Манёвр отряда рассчитывался как отвлекающий, тогда как части Национальной армии должны были начать главное наступление по всему фронту. Около часа ночи группа двинулась к исходному рубежу.

В состав группы входили 80 бойцов Бакинского ОМОНа, 20-25 бойцов лачинского полицейского батальона и одна минометная батарея Национальной армии. Командовал нами по радиосвязи лично командир ОМОНа Ровшан Джавадов. В полнейшей темноте двигаемся в колонне по одному. Дошли до «зелёнки», проделали проходы в минных полях и проникли в тыл противника примерно на 5 км. До исходного рубежа добрались без особых приключений. В ожидании сигнала к атаке заняли позиции. С рассветом должна была поступить команда начать отвлекающую атаку. Несколько бойцов, стремясь получше укрыться, сунулись в камыши. Оттуда их встретили автоматной очередью в упор. Как оказалось, рядом с нами всю ночь находился армянский «секрет». Пост, заранее выставленный противником, был буквально в двадцати метрах от наших позиций. Нам удалось подавить его ответным огнём. Несмотря на внезапно открывшуюся стрельбу, на армянских позициях почему-то царила тишина. Мы ждали приказа начать атаку, но его всё не было. Между тем рассвело. Наше присутствие было обнаружено, противник начал обстрел, правда, не слишком интенсивно, видимо, толком не разобрались, что же там в «зелёнке». Так и не дождавшись приказа, мы стали отходить. Каково же было наше удивление, когда, вернувшись в расположение, мы узнали, что операцию... отменили. И нам об этом не сообщили, якобы о нашем отряде забыли. Но как можно было забыть о 120 бойцах? В результате, по вине командующего фронтом операция провалилась, мы потеряли одного человека. Если бы мы вовремя не отступили, то нам пришлось бы отходить через реку в Иран.

Буквально через пару недель провели ночную операцию вблизи Горадиза. Мы выдвинулись в составе примерно 70 человек, имея целью просочиться сквозь порядки армян, и зайти им в тыл. Согласно первоначальному плану, мы были атакующей силой в первом эшелоне, за нами должен был идти второй эшелон наступающих. Должна была быть поддержка артиллерии и бронетехники. В результате ближе к утру туман рассеялся, и, оказавшись на голых, без растительности, пригорках мы столкнулись с первыми позициями армян, расположенными в виде подковы. Начался бой, в результате мы сразу же потеряли убитыми два человека, но бронетехника к нам так и не подошла, артиллерия огонь по позициям врага не открыла. Мы вынуждены были целый день прятаться за небольшим холмиком, рыть штык-ножами окопы. И лишь с наступлением темноты мы отошли к нашим позициям, забрав с собой трупы погибших. Хотя, если бы поработала наша артиллерия, то под ее прикрытием мы смогли бы прорваться вперед. Нас опять бросили на ровном месте.

- Армянская пропаганда до сих пор демонизирует азербайджанский ОМОН, рисуя из него чуть ли не кровожадных убийц, только и мечтавших расправиться с «мирными армянами». С чем это, на Ваш взгляд, связано?

- Никаких расправ азербайджанский ОМОН, и вообще, Национальная армия Азербайджана над мирными жителями никогда не совершала. Их просто не могло быть в тех местах, где шли бои. Это все выдумки армянской пропаганды. Демонизирует же она ОМОН по одной простой причине: армяне страшно боялись азербайджанского ОМОНа. На тот момент это было самое боеспособное подразделение, трусов среди нас не было. Посредством радиоперехватов мы узнавали, что армяне, только заслышав о появлении азербайджанского ОМОНа, подтягивали крупные силы и артиллерию.

- Насколько мне известно, Вы получили ранение, и в военном госпитале у Вас произошел неприятный инцидент с афганцами…

- Да, я получил тяжелое ранение в голову в марте 1994 года во время одного из боев в Физулинском районе. В результате оказался в госпитале. И там я столкнулся с афганскими моджахедами. Это не были наемники в прямом смысле, так как деньги для них вообще играли второстепенную роль. Им просто хотелось поквитаться с русскими, которые, как они знали, воюют на стороне Армении. После ранения мне приходилось передвигаться на коляске. Как-то я выкатился из палаты в туалет, который находился в конце коридора. У дверей своей палаты я обнаружил четверых афганцев. Потом появилась дюжина моджахедов. Поставив мою коляску посреди коридора, они молча сели полукругом. Минут десять просто сидели и мрачно смотрели на меня. Затем один из них схватил мою руку и положил себе на ногу. Я не сопротивлялся. Под рукой я почувствовал что-то твердое. Подержав мою руку, моджахед первым нарушил молчание и начал что-то кричать на своем языке. Выяснилось, что у него еще со времен афганской войны в бедре застрял осколок советского снаряда. Наоравшись, афганец замолчал, после чего меня подвергли перекрестному допросу. Суть задаваемых вопросов сводилась к одному: что делает русский в мусульманской стране? Долго не могли понять, а затем и поверить, что я родился и вырос здесь, прекрасно говорю на азербайджанском языке. Наконец, уяснив, что русский парень в инвалидной коляске сражается на азербайджанской стороне, их интерес ко мне пропал. Вернее, мы сдружились, и они стали даже угощать меня чаем и фруктами. Вот такой опыт общения у меня с афганцами.

Соглашение о прекращении огня, подписанное в мае 1994 года, застало меня в Агдамском районе, в деревне Орта Гервенд.

- Проживая в России более 10 лет, не жалеете ли Вы, что воевали за Азербайджан? Отслеживаете ли Вы ситуацию вокруг Карабахского конфликта? Как Вы оцениваете сегодняшний потенциал Азербайджанской Армии? И верите ли в то, что посредством переговоров Армения пойдет на освобождение азербайджанских территорий?

- Воспоминания о том времени – самые волнующие. И они останутся со мной на всю жизнь. Никогда в жизни я не пожалею о том, что служил с такими ребятами, что вместе с ними защищал свою Родину. Это был святой долг для меня. Родина есть Родина, и я никому не позволю ее обидеть.

Конечно, я слежу за развитием событий, читаю прессу о Карабахском конфликте. С удовольствием наблюдаю, как происходит развитие азербайджанской армии. Но я считаю, что мирными переговорами Карабах и 7 азербайджанских районов не вернешь. Мы все знаем, какие возможности имеет наш противник в пустословии и поддержке многочисленных диаспор в разных странах. Переговорить его мы все равно не сможем. Нужно силой вернуть оккупированные азербайджанские территории. Для этого у Азербайджана имеются все возможности.

Бахрам Батыев
в 1995 году Александр Круль - работал преподователем физподготовки в БВВМУ, лично знаком с ним. отличный человек.
Саша Круль, про которого Вы пишите, это родной дяд, полный тезка того, про которого написанно в статье. Он же, который Кап-3, помог нам найти племянника: http://www.disput.az/index.php?showuser=42177" onclick="window.open(this.href);return false;

comandante
партизан
Сообщения: 988
Зарегистрирован: 28 янв 2012, 18:13
Откуда: Гянджа-Баку!

Благодарил (а): 104 раза
Поблагодарили: 81 раз

Re: Воспоминания

#9 Сообщение comandante » 05 фев 2012, 18:16

братья наши меньшие-это особая тема.В один день мы мирно посапывали на посту.Внезапно часовой закричал к нашему посту мчится шакал.А мы привязали нашего верного пса Жучку к столбу чтобы он не дай Бог на мины не нарвался так как гулящий он был.В результате шакал захотел съесть его но на полдороге нарвался на мини-ядерную бомбу-мину озн.Мы то укрылись в блиндаже а Жучка получила контузию и легкое ранение ушей.Представьте какой мы доклад поставили-диверсионная группа армянского вермахта подорвалась на мине пострадала Жучка.ответ был из штаба категорический-Жучка кимдир его нет в наших списках!!!!!

Аватара пользователя
smersh70
пулеметчик
Сообщения: 83159
Зарегистрирован: 29 июл 2013, 14:19

Благодарил (а): 1689 раз
Поблагодарили: 1190 раз

Re: Воспоминания

#10 Сообщение smersh70 » 05 май 2014, 23:51

Ведутся подсчеты на уровне международных экспертов. Согласно этим подсчетам, в результате оккупации Физулинскому району был нанесен урон не в 5.5, а в 31 млрд. манатов».

Как сообщает АПА, об этом заявил заместитель премьер-министра, председатель Госкомитета по делам беженцев и вынужденных переселенцев Али Гасанов на презентации документального фильма «Уверенно к большой победе», снятого по случаю 91-й годовщины со дня рождения Гейдара Алиева и повествующего об освобождении города Горадиз и 22 сел Физулинского района.

А.Гасанов сказал, что оккупация армянами Горадиза была не случайной: «Почему армяне оккупировали город Горадиз? Потому что в Горадизе находилась региональная нефтебаза, пункт приема винограда и база по ремонту сельскохозяйственной техники. А во-вторых, с оккупацией Горадиза в окружении оказывались Физулинский, Джабраилский и Зангиланский районы. В-третьих, армяне, оккупировав Горадиз, могли помешать сообщению с Ираном. Через Горадиз проходили две главные транспортные артерии – автомобильная дорога Баку-Ереван и железная дорога. Местность, называемая Ляля тепе, также имеет стратегическое значение, так как оттуда просматривается территория Бейлягана и Имишли. Поэтому Гейдар Алиев отдал приказ о наступлении именно в этом направлении. Потери армян в боях за Горадиз были втрое больше, чем у нас. У нас погиб один солдат. Приказ об оккупации Горадиза отдал нынешний президент Армении Серж Саркисян».Изображение

Ответить

Вернуться в «Тактически-оперативно-стратегический флуд»